Как любила и сводила с ума мужчин сильно моложе себя Александра Коллонтай, первая в мире женщина-министр

Видео по теме:

Александра Экстер "Ретроспектива"

Экспозиция. Мода за железным занавесом.

ТРЕНИРОВКА НОГ

В «Тарханах» будет открыта гостиница для туристов

Свадьба Виктории и Александра.

Среда 07 Марта 2018 18:39 / Новости / Шоу-бизнес

<< предыдущая новостьследующая новость >>

2018 год для Woman.ru осо­бен­ный — на­ше­му пор­та­лу ис­пол­ня­ет­ся 20 лет. И мы ра­ды от­ме­тить это со­бы­тие с ва­ми. Вме­сто тра­ди­ци­он­но­го тор­та со све­ча­ми пред­ла­га­ем «по­ла­ко­мить­ся» ин­те­рес­ны­ми ма­те­ри­а­ла­ми, при­го­тов­лен­ны­ми к празд­ни­ку. По слу­чаю юби­лея мы за­пус­ка­ем руб­ри­ку «Ро­ко­вые жен­щи­ны», в ко­то­рой рас­ска­жем о зна­ме­ни­тых ис­то­ри­че­ских осо­бах, оста­вив­ших за со­бой шлейф из раз­би­тых муж­ских сер­дец. От­кры­ва­ет цикл со­вет­ская ре­во­лю­ци­о­нер­ка и пер­вая в ми­ро­вой ис­то­рии жен­щи­на-ми­нистр Алек­сандра Кол­лон­тай.

Woman.ru — 20 лет! Мы этой циф­рой гор­дим­ся и в те­че­ние все­го 2018 го­да бу­дем неод­но­крат­но воз­вра­щать­ся к это­му ра­дост­но­му для нас (на­де­ем­ся, и для вас) со­бы­тию. В на­шем се­го­дняш­нем ма­те­ри­а­ле мы рас­ска­жем вам об од­ной из са­мых из­вест­ных жен­щин в СССР — ре­во­лю­ци­о­нер­ке и ди­пло­ма­те Алек­сан­дре Кол­лон­тай, при опи­са­нии ко­то­рой так и на­пра­ши­ва­ет­ся эпи­тет «ро­ко­вая». Рас­по­ло­же­ния при­вле­ка­тель­ной ин­тел­ли­гент­ки из обес­пе­чен­ной се­мьи пы­та­лись до­бить­ся мно­гие ее совре­мен­ни­ки, но чув­ства в боль­шин­стве слу­ча­ев оста­ва­лись нераз­де­лен­ны­ми. Ко­го же на са­мом де­ле лю­би­ла бо­ров­ша­я­ся за рав­но­пра­вие Кол­лон­тай и как от­но­си­лась к мно­го­чис­лен­ным по­клон­ни­кам? Имен­но об этом и пой­дет речь в дан­ной ста­тье.

Де­вуш­ка на вы­да­нье

Алек­сандра Кол­лон­тай по­яви­лась на свет в мар­те 1872 го­да в за­жи­точ­ной се­мье. Отец, ге­не­рал Ми­ха­ил До­мон­то­вич, и мать, дочь фин­ско­го ле­со­тор­гов­ца Алек­сандра Мас­са­лин-Мра­вин­ская, в ма­лыш­ке ду­ши не ча­я­ли, окру­жив Шу­роч­ку лю­бо­вью и до­стат­ком. Отец сде­лал все, чтобы де­воч­ка по­лу­чи­ла раз­но­сто­рон­нее об­ра­зо­ва­ние: на­нял для нее луч­ших учи­те­лей, гу­вер­нан­ток. Алек­сандра с юных лет бы­ла на­сто­я­щим по­ли­гло­том — она пре­крас­но вла­де­ла фран­цуз­ским, ан­глий­ским, немец­ким, фин­ским и дру­ги­ми ев­ро­пей­ски­ми язы­ка­ми. Шу­роч­ка так же, как и ее отец, ин­те­ре­со­ва­лась ис­то­ри­ей и с удо­воль­стви­ем изу­ча­ла этот пред­мет.

Нети­пич­ная для де­вуш­ки тя­га к зна­ни­ям и са­мо­раз­ви­тию сму­ща­ла ее мать. Мас­са­лин-Мра­вин­ская меч­та­ла по­ско­рее вы­дать кра­са­ви­цу-дочь за­муж, же­ла­тель­но еще и за обес­пе­чен­но­го и знат­но­го муж­чи­ну. У Алек­сан­дры же име­лись дру­гие пла­ны — она хо­те­ла по­сту­пить в уни­вер­си­тет. Ро­ди­тель­ни­ца бы­ла ка­те­го­ри­че­ски про­тив это­го и убеж­да­ла Шу­роч­ку в том, что жен­щи­нам выс­шее об­ра­зо­ва­ние не нуж­но. Глав­ное — удач­но устро­ить лич­ную жизнь и уметь ве­сти хо­зяй­ство. До­мон­то­вич-млад­шая не ста­ла пе­ре­чить и поз­же в сво­их днев­ни­ках пи­са­ла о том, что от­но­ше­ния с ма­те­рью у нее бы­ли не са­мы­ми теп­лы­ми, а вот с от­цом она об­ща­лась очень хо­ро­шо.

На ра­дость ма­те­ри про­блем с уха­же­ра­ми у Шу­роч­ки ни­ко­гда не бы­ло. К 16 го­дам у нее име­лось столь­ко по­клон­ни­ков, что им в пря­мом смыс­ле при­хо­ди­лось вы­стра­и­вать­ся в оче­редь, лишь бы стан­це­вать с ней на ба­лу. Вот толь­ко раз­бор­чи­вая де­вуш­ка за­муж не стре­ми­лась и по­тен­ци­аль­ных ка­ва­ле­ров от­вер­га­ла. Ге­не­раль­ский сын Иван Дра­го­миров не смог сми­рить­ся с от­ка­зом и свел сче­ты с жиз­нью.

Алек­сандра пе­ре­жи­ва­ла из-за это­го ин­ци­ден­та. Чтобы дочь пе­ре­ста­ла тос­ко­вать, отец от­пра­вил ее раз­ве­ять­ся в Ял­ту. Во вре­мя од­но­го из свет­ских при­е­мов на Шу­роч­ку До­мон­то­вич об­ра­тил вни­ма­ние ге­не­рал Иван Ту­тол­мин, ко­то­рый был стар­ше нее на 35 лет. Офи­цер весь ве­чер тан­це­вал толь­ко со стат­ной го­лу­бо­гла­зой де­вуш­кой и так был оча­ро­ван, что пря­мо в день зна­ком­ства сде­лал ей пред­ло­же­ние ру­ки и серд­ца. Та­ко­го по­во­ро­та со­бы­тий ге­не­раль­ская дочь не ожи­да­ла и от­ка­за­ла Ту­тол­ми­ну. Ро­ди­те­ли Алек­сан­дры бы­ли в яро­сти из-за то­го, что та от­верг­ла за­вид­но­го же­ни­ха, ко­то­рый по­том оста­вал­ся хо­ло­стя­ком до кон­ца сво­их дней.

Шу­роч­ка в уль­ти­ма­тив­ной фор­ме за­яви­ла, что ес­ли и вый­дет за­муж, то толь­ко по боль­шой люб­ви. В 1893 го­ду так и про­изо­шло.

Из­бран­ни­ком Алек­сан­дры До­мон­то­вич стал ее даль­ний род­ствен­ник, вы­пуск­ник во­ен­но-ин­же­нер­ной ака­де­мии Вла­ди­мир Кол­лон­тай. Ро­ди­те­ли пы­та­лись рас­стро­ить этот брак, ведь бу­ду­щий зять был очень бе­ден и ни­ка­ких пер­спек­тив не имел. Алек­сандра да­же гро­зи­лась устро­ить­ся на ра­бо­ту учи­тель­ни­цей, чтобы сво­дить кон­цы с кон­ца­ми. Мать бу­ду­щей ре­во­лю­ци­о­нер­ки от­ве­ча­ла ей: «Ты да­же свою по­стель ак­ку­рат­но за­пра­вить не мо­жешь, ка­кая еще ра­бо­та! В до­ме с то­бой об­ра­ща­ют­ся как с ца­рев­ной, и ты ни­ко­гда ни­ко­му не по­мо­га­ла». Но и это не по­мог­ло — Алек­сандра по­сту­пи­ла по-сво­е­му. В 1894 го­ду у че­ты Кол­лон­тай ро­дил­ся сын, ко­то­ро­го мо­ло­дые ро­ди­те­ли на­зва­ли Ми­ха­и­лом в честь де­да.

За­бо­та о ма­лень­ком сыне Ми­ше и су­пру­ге Вла­ди­ми­ре не при­но­си­ла Алек­сан­дре Кол­лон­тай ни­ка­ко­го удо­воль­ствия

Од­на­ко сте­пен­ная се­мей­ная жизнь быст­ро на­ску­чи­ла Алек­сан­дре. «Я лю­би­ла сво­е­го кра­си­во­го му­жа и го­во­ри­ла всем, что я страш­но счаст­ли­ва. Но мне все ка­за­лось, что это «сча­стье» ме­ня как-то свя­за­ло. Я хо­те­ла быть сво­бод­ной. Ма­лень­кие хо­зяй­ствен­ные и до­маш­ние за­бо­ты за­пол­ня­ли весь день, и я не мог­ла боль­ше пи­сать по­ве­сти и ро­ма­ны, как де­ла­ла это, ко­гда жи­ла у ро­ди­те­лей. Но хо­зяй­ство ме­ня со­всем не ин­те­ре­со­ва­ло, а за сы­ном мог­ла очень хо­ро­шо уха­жи­вать ня­ня Ан­на Пет­ров­на. Но Ан­нуш­ка тре­бо­ва­ла, чтобы я са­ма за­ни­ма­лась до­мом. Как толь­ко ма­лень­кий сын за­сы­пал, я це­ло­ва­ла его мок­рый от по­та ло­бик, плот­нее за­ку­ты­ва­ла в оде­яль­це и шла в со­сед­нюю ком­на­ту, чтобы сно­ва взять­ся за кни­гу Ле­ни­на», — пи­са­ла в сво­их днев­ни­ках Кол­лон­тай.

Вла­ди­мир обо­жал же­ну, но это­го Алек­сан­дре бы­ло недо­ста­точ­но. Го­да­ми поз­же она при­зна­ва­лась, что за­кон­но­му су­пру­гу так и не уда­лось про­бу­дить в ней жен­щи­ну. Чтобы хоть как-то раз­но­об­ра­зить ру­ти­ну, Кол­лон­тай при­во­ди­ла до­мой лю­бов­ни­ков. В ка­кой-то мо­мент да­же по­лу­чи­лось так, что она на­ча­ла жить под од­ной кры­шей с Вла­ди­ми­ром и его со­слу­жив­цем Алек­сан­дром Сат­ке­ви­чем. Но и эти сво­бод­ные от­но­ше­ния не при­но­си­ли мо­ло­дой ма­те­ри ни­ка­ко­го удо­вле­тво­ре­ния.

От­ду­ши­ной для нее ста­ли встре­чи в пуб­лич­ной биб­лио­те­ке, в хо­де ко­то­рых ли­бе­раль­но на­стро­ен­ная мо­ло­дежь об­суж­да­ла ак­ту­аль­ные по­ли­ти­че­ские во­про­сы. Осо­бен­но жи­во Кол­лон­тай ин­те­ре­со­ва­лась те­мой рав­но­пра­вия и от­но­ше­ний меж­ду муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми. То­гда-то Алек­сандра и по­ня­ла, что ин­сти­тут бра­ка нуж­да­ет­ся в се­рьез­ных из­ме­не­ни­ях. 

По­бег из се­мьи

К 1898 го­ду Алек­сандра Кол­лон­тай окон­ча­тель­но при­шла к вы­во­ду, что ти­хая се­мей­ная жизнь ей не под­хо­дит и она рас­тра­чи­ва­ет весь свой по­тен­ци­ал впу­стую. То­гда мо­ло­дая жен­щи­на при­ня­ла слож­ное ре­ше­ние: она бро­си­ла му­жа с ма­лень­ким сы­ном и пе­ре­еха­ла в Швей­ца­рию. На пол­пу­ти Алек­сандра по­ры­ва­лась сесть на встреч­ный по­езд и вер­нуть­ся в Санкт-Пе­тер­бург. «Боль­ше я к преж­ней жиз­ни не вер­нусь. Пусть мое серд­це не вы­дер­жит от го­ря из-за то­го, что я по­те­ряю лю­бовь Кол­лон­тая, но у ме­ня дру­гие за­да­чи», — пи­са­ла она в днев­ни­ках, ко­то­рые, к сло­ву, при­леж­но ве­ла на про­тя­же­нии всей сво­ей жиз­ни.

Обос­но­вав­шись в Цю­ри­хе, рос­си­ян­ка по­сту­пи­ла в мест­ный уни­вер­си­тет на фа­куль­тет эко­но­ми­ки и по­се­ща­ла лек­ции про­фес­со­ра-марк­си­ста Ген­ри­ха Герк­не­ра. За вре­мя уче­бы она успе­ла по­зна­ко­мить­ся с фило­со­фом, тео­ре­ти­ком-марк­сиз­ма Ге­ор­ги­ем Пле­ха­но­вым, ан­глий­ски­ми эко­но­ми­ста­ми и убеж­ден­ны­ми со­ци­ал-де­мо­кра­та­ми Сид­не­ем и Бе­ат­ри­сой Вебб и, ко­неч­но же, с из­вест­ной фе­ми­нист­кой и со­ци­а­лист­кой Ро­зой Люк­сем­бург.

Алек­сандра Кол­лон­тай все­гда ин­те­ре­со­ва­лась про­бле­мой рав­но­пра­вия по­лов и бы­ла сто­рон­ни­цей марк­сист­ско­го дви­же­ния

Но­вая жизнь увлек­ла Алек­сан­дру. Вла­ди­мир неод­но­крат­но про­сил ее вер­нуть­ся, но она от­ка­зы­ва­лась. Муж­чи­на, во­пре­ки про­гно­зам род­ствен­ни­ков же­ны, до­бив­ший­ся нема­лых вы­сот в во­ен­ной служ­бе, тос­ко­вал недол­го — несколь­ко лет спу­стя он сно­ва же­нил­ся.

Вре­мя от вре­ме­ни Кол­лон­тай на­ве­ды­ва­лась в Санкт-Пе­тер­бург. Там она по­зна­ко­ми­лась с Вла­ди­ми­ром Ле­ни­ным и эко­но­ми­стом Пет­ром Мас­ло­вым. По­след­ний, к сло­ву, вско­ре стал ее лю­бов­ни­ком и убе­дил при­мкнуть к пар­тии мень­ше­ви­ков. Ра­ди Пет­ра, по­ко­рив­ше­го ее преж­де все­го сво­и­ми по­зна­ни­я­ми в об­ла­сти марк­сиз­ма, Алек­сандра го­то­ва бы­ла на все. Од­на­ко уха­жер не мог пол­но­стью от­дать­ся чув­ствам. Все по­то­му, что он был же­нат и бо­ял­ся гне­ва за­кон­ной су­пру­ги, у ко­то­рой на­ча­ли по­яв­лять­ся по­до­зре­ния. По­сле тай­ных встреч с пас­си­ей Мас­лик, как лас­ко­во на­зы­ва­ла его Кол­лон­тай, пу­лей ле­тел до­мой. Вско­ре двой­ная жизнь на­ча­ла утом­лять Пет­ра, и их с Алек­сан­дрой от­но­ше­ния со­шли на нет.

В 1911 го­ду сто­рон­ни­ца ре­во­лю­ци­он­но­го дви­же­ния по­зна­ко­ми­лась с про­ле­та­ри­ем и бли­жай­шим сто­рон­ни­ком Вла­ди­ми­ра Ле­ни­на Алек­сан­дром Шляп­ни­ко­вым. Но­вый из­бран­ник Алек­сан­дры ока­зал­ся мо­ло­же ее на 13 лет, но это ни­сколь­ко не сму­ща­ло па­ру. По­на­ча­лу в их от­но­ше­ни­ях ца­ри­ли гар­мо­ния и по­ни­ма­ние — она да­же пи­са­ла за него ста­тьи. Но вско­ре Кол­лон­тай на­ча­ла тя­го­тить ин­тим­ная жизнь с Шляп­ни­ко­вым.

«Ме­ня пря­мо пу­га­ет мысль о физи­че­ской бли­зо­сти. Ста­рость, что ли? Но мне про­сто тя­же­ла эта обя­зан­ность же­ны. Я так ра­ду­юсь сво­ей по­сте­ли, оди­но­че­ству, по­кою. Ес­ли бы еще эти объ­я­тия яв­ля­лись за­вер­ше­ни­ем гам­мы сер­деч­ных пе­ре­жи­ва­ний… Но у нас это те­перь чи­сто су­пру­же­ское, хо­лод­ное, де­ло­вое… ес­ли бы он мог жить тут как то­ва­рищ!.. Но не су­пру­же­ство! Это тя­же­ло», — пи­са­ла Алек­сандра Кол­лон­тай.

Ре­во­лю­ци­о­нер­ка не зна­ла уже, как из­ба­вить­ся от на­зой­ли­во­го мо­ло­до­го уха­же­ра. На вы­руч­ку при­шел Вла­ди­мир Ле­нин, ко­то­рый по­про­сил об­ла­да­ю­щую пре­крас­ны­ми ора­тор­ски­ми на­вы­ка­ми Алек­сан­дру Ми­хай­лов­ну от­пра­вить­ся в США и про­чи­тать там несколь­ко лек­ций. Шляп­ни­ков хо­тел уехать с ней, но Кол­лон­тай про­ве­ла его, по­ме­няв би­ле­ты на дру­гую да­ту.  

Но­вая на­деж­да

В Рос­сию Алек­сандра Кол­лон­тай вер­ну­лась в 1917-м, уже по­сле Фев­раль­ской ре­во­лю­ции. В тот же год не ста­ло ее быв­ше­го су­пру­га Вла­ди­ми­ра. С тех са­мых пор все свое вре­мя она по­свя­ща­ла уча­стию в мар­шах и ми­тин­гах. По­сле эмо­цио­наль­ных вы­ступ­ле­ний Алек­сан­дры Ми­хай­лов­ны пуб­ли­ка но­си­ла ее на ру­ках. Эн­ту­зи­азм Кол­лон­тай и ее уме­ние раз­жи­гать тол­пу вос­хи­ща­ли и Ле­ни­на. В ок­тяб­ре 17-го Вла­ди­мир Ильич на­зна­чил свою сто­рон­ни­цу на­род­ным ко­мис­са­ром об­ще­ствен­но­го при­зре­ния. За­няв стол вы­со­кий пост, она на­ча­ла с еще боль­шим рве­ни­ем бо­роть­ся за пра­ва жен­щин и со­зда­ла от­дел по охране ма­те­рин­ства и мла­ден­че­ства.

Несмот­ря на то, что к то­му мо­мен­ту Алек­сан­дре Кол­лон­тай ис­пол­ни­лось 45 лет, по сви­де­тель­ствам совре­мен­ни­ков, она вы­гля­де­ла зна­чи­тель­но мо­ло­же сво­е­го воз­рас­та. Нар­ком бы­ла неве­ро­ят­но хо­ро­ша со­бой и по-преж­не­му поль­зо­ва­лась бе­ше­ной по­пуляр­но­стью у муж­чин. «На­род­ный ко­мис­сар го­судар­ствен­но­го при­зре­ния в эле­гант­ном уз­ком пла­тье тем­но­го бар­ха­та, от­де­лан­ном по-ста­ро­мод­но­му, об­ле­га­ю­щем гар­мо­нич­но сло­жен­ное, длин­ное и гиб­кое, сво­бод­ное в дви­же­ни­ях те­ло. Пра­виль­ное ли­цо, тон­кие чер­ты, во­ло­сы воз­душ­ные и мяг­кие, го­лу­бые глу­бо­кие и спо­кой­ные гла­за. Очень кра­си­вая жен­щи­на», — вос­хи­щал­ся пред­ста­ви­тель фран­цуз­ской во­ен­ной мис­сии Жак Са­дуль

17-й год стал для Кол­лон­тай судь­бо­нос­ным во всех от­но­ше­ни­ях — она по­зна­ко­ми­лась с мо­ло­дым кра­сав­цем-мо­ря­ком Пав­лом Ды­бен­ко. Встре­ча про­изо­шла при необыч­ных об­сто­я­тель­ствах: Вла­ди­мир Ильич ре­шил от­пра­вить имен­но хруп­кую Алек­сан­дру Ми­хай­лов­ну на укро­ще­ние недо­воль­ных мат­ро­сов бал­тий­ско­го фло­та. Ма­ло то­го, что муж­чи­ны с за­ми­ра­ни­ем серд­ца слу­ша­ли ее ре­чи, так еще и от­кро­вен­но флир­то­ва­ли с ней. Од­на­ко вза­им­но­сти уда­лось до­бить­ся толь­ко лишь стат­но­му брю­не­ту Ды­бен­ко.

От­но­ше­ния Пав­ла Ды­бен­ко и Алек­сан­дры Кол­лон­тай бы­ли очень страст­ны­ми. Их ро­ман на­по­ми­нал сю­жет мыль­ной опе­ры

Ощу­ти­мая раз­ни­ца в воз­расте в гла­за не бро­са­лась — 28-лет­ний Па­вел и 45-лет­няя Алек­сандра вы­гля­де­ли ро­вес­ни­ка­ми. Но меж­ду ни­ми бы­ла са­мая на­сто­я­щая про­пасть: Кол­лон­тай — об­ра­зо­ван­ная и ин­тел­ли­гент­ная жен­щи­на бла­го­род­ных кро­вей, а Ды­бен­ко — вы­хо­дец из обыч­ной кре­стьян­ской се­мьи, быв­ший пор­то­вой груз­чик с взрыв­ным ха­рак­те­ром.

«Бо­га­тырь с яс­ны­ми мо­ло­ды­ми гла­за­ми», — так опи­сы­ва­ла сво­е­го из­бран­ни­ка Алек­сандра Ми­хай­лов­на.

По­сле встре­чи с Пав­лом Алек­сан­дре ка­за­лось, что она впер­вые в жиз­ни по-на­сто­я­ще­му по­лю­би­ла. В мар­те 1918-го Ды­бен­ко аре­сто­ва­ли — по офи­ци­аль­ной вер­сии, «за бес­при­чин­ную сда­чу Нар­вы». Кол­лон­тай сде­ла­ла все воз­мож­ное, чтобы ее воз­люб­лен­ный вы­шел на сво­бо­ду. «Вся ду­ша моя, серд­це, мыс­ли мои, все с то­бою и для те­бя, мой нена­гляд­ный, мой без­гра­нич­но лю­би­мый. Знай — жить я мо­гу и бу­ду толь­ко с то­бой, — без те­бя жизнь мерт­ва, невы­но­си­ма», — пи­са­ла нар­ком из­бран­ни­ку. Кол­лон­тай все же спас­ла Ды­бен­ко от смерт­ной каз­ни. По­мог по­ход в ЗАГС — они со­че­та­лись пер­вым граж­дан­ским со­вет­ским бра­ком, о ко­то­ром на­пи­са­ли в га­зе­тах (ра­нее при­зна­ва­лись толь­ко цер­ков­ные бра­ки, — прим. Woman.ru). В ка­че­стве за­кон­ной су­пру­ги Алек­сандра по­мог­ла до­ро­го­му Пав­лу­ше, как она са­ма его на­зы­ва­ла, до­бить­ся оправ­да­тель­но­го при­го­во­ра.

От­но­ше­ния с Ды­бен­ко в ка­кой-то мо­мент за­ста­ви­ли Кол­лон­тай, ко­то­рой ра­нее бы­ло со­вер­шен­но незна­ко­мо чув­ство рев­но­сти, се­рьез­но по­нерв­ни­чать. Из-за то­го, что су­пру­ги по­сто­ян­но на­хо­ди­лись в разъ­ез­дах, они не так уж и мно­го вре­ме­ни про­во­ди­ли друг с дру­гом. Во вре­мя от­сут­ствия же­ны мо­ло­дой брюнет, лю­бив­ший от ду­ши по­ве­се­лить­ся, вре­ме­ни да­ром не те­рял. Ро­ман с некой Ни­ной он тща­тель­но скры­вал от Алек­сан­дры. Но прав­да все же вы­плы­ла на­ру­жу. Ко­гда ре­во­лю­ци­о­нер­ка раз­би­ра­ла ве­щи бла­го­вер­но­го, из кар­ма­на его пи­джа­ка вы­па­ло пись­мо от по­клон­ни­цы, из ко­то­ро­го и вы­яс­ни­лось, что муж из­ме­нял.

Кол­лон­тай, счи­тав­шая Ды­бен­ко сво­ей вто­рой по­ло­ви­ной, бы­ла оскорб­ле­на до глу­би­ны ду­ши. Она за­ка­ти­ла ему гром­кий скан­дал, за­явив, что разой­дет­ся с ним. Па­вел на ко­ле­нях вы­ма­ли­вал про­ще­ние, но Алек­сандра не ста­ла уни­жать­ся пе­ред ним и са­ма по­ста­ви­ла точ­ку в их от­но­ше­ни­ях, за­явив, что уез­жа­ет од­на в Моск­ву.

«Ты не же­на, ты — че­ло­век!» — пи­са­ла Алек­сандра Ми­хай­лов­на в сво­ем днев­ни­ке.

Ды­бен­ко не был го­тов к та­ко­му по­во­ро­ту со­бы­тий и пред­при­нял по­пыт­ку по­кон­чить с со­бой, од­на­ко вы­жил. Но да­же из чув­ства жа­ло­сти Кол­лон­тай не ста­ла оста­вать­ся с ним. Чтобы на­все­гда разо­рвать от­но­ше­ния с Пав­лом, она по­про­си­ла от­пра­вить ее в Нор­ве­гию на ди­пло­ма­ти­че­скую ра­бо­ту.   

Пра­во на сча­стье

Ды­бен­ко пред­при­нял еще од­ну по­пыт­ку вер­нуть же­ну. Он от­пра­вил­ся вслед за ней в Нор­ве­гию, но его при­зна­ния со­всем не тро­ну­ли Кол­лон­тай. Па­вел Ефи­мо­вич на­ко­нец по­нял, что уте­рян­ное до­ве­рие он ни­ко­гда не вос­ста­но­вит, и в гор­дом оди­но­че­стве вер­нул­ся в СССР. 

На За­па­де ка­рье­ра Кол­лон­тай по­шла в го­ру, и она на­дол­го за­дер­жа­лась в незна­ко­мой стране. Осво­ить­ся гос­по­же-ди­пло­ма­ту по­мо­гал ин­тел­ли­гент­ный и об­хо­ди­тель­ный фран­цуз Мар­сель Бо­ди, ко­то­рый вме­сте с ней тру­дил­ся в по­соль­стве. Алек­сандра Ми­хай­лов­на са­ма не за­ме­ти­ла, как по­лю­би­ла муж­чи­ну, ко­то­рый был млад­ше нее на 23 го­да.

В Нор­ве­гии Алек­сандра Ми­хай­лов­на сбли­зи­лась с мо­ло­дым со­труд­ни­ком по­соль­ства Мар­се­лем Бо­ди

Кол­лон­тай счи­та­ла Бо­ди сво­ей ров­ней и меч­та­ла про­ве­сти с ним оста­ток дней. Од­на­ко этим гре­зам не суж­де­но бы­ло сбыть­ся: Мар­сель был же­нат и не мог оста­вить се­мью. К то­му же пред­ста­ви­те­ли со­вет­ской вла­сти, узнав об этом ро­мане, бы­ли в яро­сти. Алек­сандра Ми­хай­лов­на по­лу­чи­ла вы­го­вор.

На Ро­ди­ну Кол­лон­тай не тя­ну­ло. Ро­ди­те­лей дав­но не бы­ло в жи­вых. Ды­бен­ко в 1938 го­ду рас­стре­ля­ли. Един­ствен­ный сын Ми­ха­ил пе­ре­брал­ся в Бер­лин, да и у него бы­ла своя жизнь, в ко­то­рой мать по­чти не при­ни­ма­ла уча­стия.

Ка­кое-то еще вре­мя она пред­став­ля­ла ин­те­ре­сы СССР в Скан­ди­нав­ских стра­нах. Но на склоне лет Алек­сандра Ми­хай­лов­на пе­ре­нес­ла ин­сульт и бы­ла ча­стич­но па­ра­ли­зо­ва­на — ей все же при­шлось вер­нуть­ся в Моск­ву. В Пер­во­пре­столь­ной Кол­лон­тай вы­де­ли­ли боль­шую квар­ти­ру в са­мом цен­тре и за­кре­пи­ли за ней долж­ность со­вет­ни­ка в МИДе.

В мар­те 1952-го Алек­сан­дры Кол­лон­тай не ста­ло — он не до­жи­ла все­го несколь­ких дней до сво­е­го 80-ле­тия.   

Сам­бур­ская по­про­си­ла Бо­ню «не пи­а­рить­ся» на ее стра­ни­це

В пресс-служ­бе Ло­бо­ды рас­ска­за­ли, по­че­му она по­ки­да­ет сце­ну до осе­ни

Фо­то Ан­ны Ча­п­ман в би­ки­ни разо­жгло меж­ду­на­род­ный скан­дал

Ис­точ­ник: woman.ru

Среда 07 Марта 2018 18:39 / Новости / Шоу-бизнес

<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: коллонтай, александра, дыбенко, жизнь

:

Павла Мамаева, Александра Кокорина и его младшего брата арестовали на два месяца

11 октября Тверской суд Москвы вынес приговор футболистам Павлу Мамаеву и Александру Кокорину, подозреваемых в хулиганстве. Мера пресечения была также избрана и в отношении Кирилла Кокорина.  Смотреть галерею Футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин утром 8 октября избили водителя телеведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталия Соловчука и чиновника Минпромторга Дениса Пака. После этого на спортсменов завели уголовное дело. 10 октября спортсмены прибыли в МВД для дачи показаний. Мамаев в следственное управление пришел первым, а Кокорин опоздал, из-за чего его даже собирались объявить в федеральный розыск. По окончании допроса Павла и Александра задержали на 48 часов.  Полиция расследует три уголовных дела: два из них по статье «Побои» и одно непосредственно в отношении Кокорина и Мамаева статье «Хулиганство по предварительному сговору». 11 октября в Москве состоялось заседание суда, в ходе которого Павел Мамаев, Александр Кокорин и его младший брат Кирилл были приговорены к содержанию под стражей на срок до 8 декабря, сообщает ТАСС.   Во время последнего...
>>





© 2011 - 2018 ladiesnews.net