Мы ищем молекулы, которые убивают только один патоген и не затрагивают другие бактерии

Видео по теме:

Понедельник 23 Апреля 2018 13:08 / Новости / Здоровье

<< предыдущая новостьследующая новость >>

Ис­точ­ник: Наш со­бе­сед­ник: Сла­ва Эп­ш­тейн, мик­ро­био­лог, про­фес­сор Се­ве­ро-Во­сточ­но­го уни­вер­си­те­та (США) Tweet Экс­пер­ты ВОЗ бьют тре­во­гу: бак­те­рии вы­ра­ба­ты­ва­ют все боль­шую устой­чи­вость к ан­ти­био­ти­кам. В 2017 го­ду из-за это­го по­гиб­ло 900 тыс. че­ло­век, а к 2050 го­ду эта циф­ра мо­жет уве­ли­чить­ся до 10 млн. Но на­деж­ды на воз­рож­де­ние ин­ду­стрии ан­ти­био­ти­ков есть. И они во мно­гом свя­за­ны с от­кры­ти­ем неболь­шой груп­пы уче­ных-био­ло­гов…

Рас­ска­жи­те о ва­шем от­кры­тии. По­че­му, как вам ка­жет­ся, оно по­мо­жет че­ло­ве­че­ству по­бе­дить в войне с па­то­ген­ны­ми мик­ро­ор­га­низ­ма­ми?

Сна­ча­ла я рас­ска­жу об од­ном мыс­лен­ном экс­пе­ри­мен­те. До­пу­стим, вам нуж­но про­ве­сти опы­ты с ка­кой-то бак­те­ри­ей. Вы бе­ре­те ее из поч­вы, са­жа­е­те в ак­тив­ную сре­ду чаш­ки Пет­ри – и, воз­мож­но, через неко­то­рое вре­мя она со­здаст ко­ло­нию, ко­то­рую вы смо­же­те ис­сле­до­вать. Это на­зы­ва­ет­ся куль­ти­ви­ро­ва­ни­ем. Но вы мо­же­те по­сту­пить и по-дру­го­му. Взять бак­те­рию из поч­вы, чтобы от­не­сти в ла­бо­ра­то­рию, но на пол­пу­ти из­ме­нить ре­ше­ние. И вер­нуть клет­ку в то же ме­сто, от­ку­да взя­ли. Пред­по­ло­жим, что вы ее не по­вре­ди­ли, и она из той по­пуля­ции, ко­то­рая сей­час ак­тив­но рас­тет и чув­ству­ет се­бя хо­ро­шо. Что сде­ла­ет эта клет­ка? Она, оче­вид­но, то­же бу­дет рас­ти и со­здаст но­вую ко­ло­нию. И это то­же бу­дет куль­ти­ви­ро­ва­ние!

Прав­да, до­воль­но бес­смыс­лен­ное, по­то­му что мы ни­как не смо­жем вос­поль­зо­вать­ся его ре­зуль­та­та­ми…

Имен­но. Ко­ло­ния на­шей клет­ки бу­дет сме­ша­на с огром­ным ко­ли­че­ством дру­гих ко­ло­ний, ко­то­рые там до это­го рос­ли. И во­об­ще си­ту­а­ция ни­чем не от­ли­ча­ет­ся от той, как ес­ли бы мы эту клет­ку во­об­ще не тро­га­ли. В чем же то­гда ре­зуль­тат это­го мыс­лен­но­го экс­пе­ри­мен­та? А вот в чем. Де­ся­ти­ле­ти­я­ми мик­ро­био­ло­ги пы­та­лись улуч­шить чаш­ку Пет­ри, по­то­му что 99% мик­ро­бов не мо­гут и ни­ко­гда не смо­гут в ней вы­рас­ти и об­ра­зо­вать ко­ло­нии. Де­ся­ти­ле­ти­я­ми они пы­та­лись ви­до­из­ме­нить ее, то есть, по су­ти, улуч­шить спо­соб куль­ти­ви­ро­ва­ния. Но куль­ти­ви­ро­ва­ние – это не про­бле­ма. Куль­ти­ви­ро­вать мож­но и в при­ро­де. И, кста­ти, здесь, в от­ли­чие от ла­бо­ра­то­рии, не нуж­но ду­мать, чем кор­мить мик­ро­ор­га­низ­мы, по­то­му что при­ро­да са­ма предо­ста­вит все необ­хо­ди­мые пи­та­тель­ные ве­ще­ства. Про­бле­ма, ко­то­рую ре­ша­ли лю­ди, - не та про­бле­ма, ко­то­рую на­до бы­ло ре­шать. Нуж­но бы­ло ду­мать, как от­де­лить рост од­ной ко­ло­нии от дру­гой. А это уже ин­же­нер­ный, во­прос.

Мы ре­ши­ли его, и та­ким об­ра­зом по­лу­чи­ли до­ступ к 99% бак­те­рий, ко­то­рые бы­ло невоз­мож­но куль­ти­ви­ро­вать на чаш­ке Пет­ри.

Что же вы при­ду­ма­ли?

Пред­ставь­те, что я возь­му клет­ку и по­са­жу ее в ме­шо­чек с по­лу­про­ни­ца­е­мы­ми мем­бра­на­ми – очень ма­лень­ки­ми по­ра­ми диа­мет­ром 0,02 мик­ро­на. Это в 10 раз мень­ше, чем ве­ли­чи­на са­мой ма­лень­кой бак­те­рии. По­ры ма­лы для то­го, чтобы бак­те­рия мог­ла сквозь них прой­ти. Но, с дру­гой сто­ро­ны, до­ста­точ­ны для то­го, чтобы к на­шей плен­ни­це из поч­вы по­сту­па­ли все пи­та­тель­ные ве­ще­ства.       Клет­ка внут­ри ме­шоч­ка ни­ко­гда не узна­ет, что ею ма­ни­пу­ли­ро­ва­ли. Она бу­дет ду­мать, что она в при­ро­де  и она там вы­рас­тет… Несколь­ко лет на­зад мы при­ду­ма­ли до­воль­но при­ми­тив­ный при­бор­чик – диф­фуз­ную ка­ме­ру, с по­мо­щью ко­то­ро­го мож­но бы­ло бы вы­ра­щи­вать ко­ло­нии кле­ток непо­сред­ствен­но в при­ро­де. По­том мы его усо­вер­шен­ство­ва­ли – сде­ла­ли боль­шим, с несколь­ки­ми диф­фуз­ны­ми ка­ме­ра­ми, его про­из­во­ди­тель­ность вы­рос­ла -  и на­зва­ли Isolation Chip, или со­кра­щен­но i-Chip. 

За 12 лет ра­бо­ты мы с по­мо­щью i-Сhip смог­ли вы­рас­тить 62000 раз­но­вид­но­стей «некуль­ти­ви­ру­е­мых» поч­вен­ных бак­те­рий. Мы от­кры­ли 32 по­тен­ци­аль­ных ан­ти­био­ти­ка. Сре­ди них, на­при­мер, те­ик­со­бак­тин, ко­то­рый ока­зал­ся  эф­фек­ти­вен про­тив си­бир­ской яз­вы, ту­бер­ку­ле­за, псев­до­мем­бра­ноз­но­го ко­ли­та, зо­ло­ти­сто­го ста­фи­ло­кок­ка и пнев­мо­кок­ков. Он уби­ва­ет мик­ро­ор­га­низ­мы, ко­то­рые сей­час устой­чи­вы ко всем из­вест­ным ан­ти­био­ти­кам! Но глав­ное его до­сто­ин­ство да­же не в этом. Нам до сих пор не уда­лось со­здать му­тан­та, ко­то­рый был бы к нему устой­чив.

Он уже про­шел все необ­хо­ди­мые кли­ни­че­ские ис­сле­до­ва­ния?

Зна­е­те, ока­за­лось, что это чу­до­вищ­но дли­тель­ный про­цесс. Те­ик­со­бак­тин уже ра­бо­тал, ко­гда мы в 2015-м на­пе­ча­та­ли ста­тью о нем в жур­на­ле Nature. Но по­том на­ша ко­ман­да столк­ну­лась с про­бле­мой – мы дол­го не мог­ли под­нять его кон­цен­тра­цию в кро­ви мы­шей и во­об­ще жи­вот­ных до уров­ня, ко­то­рый был бы необ­хо­дим. Про­бле­ма за­клю­ча­лась в том, что те­ик­со­бак­тин не рас­тво­рял­ся как сле­ду­ет. Бо­роть­ся с этим мож­но дву­мя спо­со­ба­ми. Пер­вый – это най­ти та­кой со­став, в ко­то­ром он мог бы рас­тво­рить­ся. А вто­рой – от­дать мо­ле­ку­лу хи­ми­кам, чтобы они с ней «по­иг­ра­ли». Ви­до­из­ме­ни­ли в од­ной ча­сти, в дру­гой, в на­деж­де на то, что ак­тив­ность ве­ще­ства не из­ме­нит­ся, а его рас­тво­ри­мость по­вы­сит­ся.  Мы по­лу­чи­ли до­ста­точ­но боль­шое ко­ли­че­ство де­нег от Фе­де­раль­но­го Пра­ви­тель­ства и в ито­ге на­шли ре­ше­ние. Прав­да, те­перь это не те­ик­со­бак­тин в во­де, а те­ик­со­бак­тин, рас­тво­рен­ный в чем-то еще. Из-за это­го аб­со­лют­но все опы­ты, про­из­ве­ден­ные с те­ик­со­бак­ти­ном, о ко­то­рых мы пи­са­ли в 2015-м, долж­ны быть про­ве­де­ны с са­мо­го на­ча­ла, как бы с ну­ля.

Кон­крет­но сей­час мы изу­ча­ем его ток­сич­ность на кры­сах. Ес­ли не встре­тим­ся ни с ка­ки­ми дру­ги­ми пре­пят­стви­я­ми, то, на­вер­ное, го­да через пол­то­ра те­ик­со­бак­тин бу­дет ис­пы­ты­вать­ся на лю­дях.

Вы упо­мя­ну­ли, что по­лу­чи­ли «до­ста­точ­но боль­шое ко­ли­че­ство де­нег от Фе­де­раль­но­го Пра­ви­тель­ства». А кто еще финан­си­ру­ет ва­ши ис­сле­до­ва­ния? И как на­счет 1 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, ко­то­рый то же Пра­ви­тель­ство США обе­ща­ет вы­пла­чи­вать за каж­дый от­кры­тый ан­ти­био­тик?

- На­ша неболь­шая ком­па­ния су­ще­ству­ет с 2003 го­да.  За это вре­мя мы ис­тра­ти­ли в рай­оне 40-50 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. То есть наш  го­до­вой бюд­жет со­став­ля­ет око­ло 3 млн дол­ла­ров. 90% этих де­нег – из фе­де­раль­ных гран­тов и от част­ных фон­дов, та­ких, как Bill & Melinda Gates Foundation (Фонд Бил­ла и Ме­лин­ды Гейтс.) По­сколь­ку про­гресс наш по­ло­жи­тель­ный, мы и даль­ше бу­дем по­лу­чать гран­ты, в этом нет ни­ка­ких со­мне­ний. Хо­тим ли мы по­лу­чить мил­ли­ард за ан­ти­био­тик? Да, ко­неч­но, но мы долж­ны раз­ра­бо­тать ан­ти­био­тик, прой­ти с ним все ис­пы­та­ния, по­лу­чить раз­ре­ше­ние на его ис­поль­зо­ва­ние от FDA (Аме­ри­кан­ское Управ­ле­ние по са­ни­тар­но­му над­зо­ру за ка­че­ством пи­ще­вых про­дук­тов и ме­ди­ка­мен­тов. – Прим. ред). По со­во­куп­но­сти, нам пред­сто­ит еще очень боль­шая ра­бо­та, и она по­тянет на тот же мил­ли­ард дол­ла­ров.

Возь­ми­те хо­тя бы дап­то­ми­цин – по­след­ний дей­стви­тель­но но­вый ан­ти­био­тик. Во­об­ще он до­ста­точ­но про­блем­ный. Во-пер­вых, до­воль­но ток­сич­ный для лю­дей. Во-вто­рых, его нель­зя при­нять в ви­де таб­лет­ки, он вво­дит­ся в кровь, по­это­му ис­поль­зо­вать его мож­но толь­ко в ста­ци­о­на­ре. Ко­ро­че го­во­ря, у него мно­го недо­стат­ков. И тем не ме­нее при­быль от про­даж дап­то­ми­ци­на пре­вы­ша­ет 1 млрд.  дол­ла­ров в год. Ком­па­нию, ко­то­рая раз­ра­бо­та­ла эту мо­ле­ку­лу, недав­но ку­пил Pfizer за 9 млрд. дол­ла­ров. Вы по­ни­ма­е­те, ка­кой финан­со­вый ин­те­рес в раз­ра­бот­ке мо­ле­ку­лы ан­ти­био­ти­ка, да­же ес­ли у него есть су­ще­ствен­ные недо­стат­ки? И че­го мож­но ли­шить­ся в об­мен на го­судар­ствен­ный мил­ли­ард? Ни один пра­ви­тель­ствен­ный фонд ни­ко­гда не бу­дет спо­со­бен за­пла­тить ком­па­нии столь­ко, сколь­ко она мо­жет по­лу­чить по­сле про­да­жи од­ной-един­ствен­ной мо­ле­ку­лы.

Где вы сей­час ище­те но­вые бак­те­рии? Толь­ко ли в поч­ве?

Нет, ко­неч­но. Но кон­крет­но сей­час мы пы­та­ем­ся до­ра­бо­тать i-Chip, чтобы им мог поль­зо­вать­ся аб­со­лют­но лю­бой че­ло­век, а не толь­ко спе­ци­аль­но обу­чен­ные мик­ро­био­ло­ги. У на­шей ком­па­нии, на­при­мер, есть до­го­вор с од­ной неболь­шой аме­ри­кан­ской ор­га­ни­за­ци­ей. Она за­ни­ма­ет­ся про­па­ган­дой мик­ро­био­ло­гии в шко­лах и кол­ле­джах. Ко­гда у нас бу­дет i-Chip, ко­то­рым смо­гут поль­зо­вать­ся да­же школь­ни­ки, во всех этих учеб­ных за­ве­де­ни­ях бу­дут вы­ра­щи­вать мик­ро­ор­га­низ­мы и ис­кать ан­ти­био­ти­ки. Уче­ни­ки, ко­неч­но, смо­гут прой­ти толь­ко часть пу­ти, но ес­ли у них бу­дут ре­зуль­та­ты, они пе­ре­да­дут их нам, а уж мы бу­дем до­во­дить де­ло до кон­ца.

Ес­ли го­во­рить о ка­ких-то необыч­ных ме­стах… У ме­ня меч­та по­ис­кать ан­ти­био­ти­ки в Ан­тарк­ти­де. Там есть го­ра, ко­то­рая яв­ля­ет­ся ак­тив­ным вул­ка­ном. В ней есть боль­шие ле­дя­ные пе­ще­ры, ко­то­рые сна­ру­жи охла­жда­ют­ся воз­ду­хом Ан­тарк­ти­ды, а из­нут­ри по­до­гре­ва­ют­ся гей­зе­ра­ми. Мик­ро­био­ло­ги пы­та­лись вы­рас­тить в этих ме­стах бак­те­рии, но им это не уда­ва­лось (хо­тя ес­ли по­смот­реть на ко­ли­че­ство ДНК в поч­ве, там их пол­но, и, ско­рее все­го, у них вы­со­кая сте­пень но­виз­ны). Я сей­час как раз ве­ду пе­ре­го­во­ры с но­во­зе­ланд­ски­ми кол­ле­га­ми об ис­поль­зо­ва­нии i-Chip там. Я аб­со­лют­но уве­рен, что мы смо­жем вы­рас­тить бак­те­рии там, где ни­кто до сих пор не смог вы­рас­тить ни од­ной.

- Од­новре­мен­но с по­ис­ка­ми ан­ти­био­ти­ков ищет­ся аль­тер­на­ти­ва им. Го­во­рят, кон­ку­рен­цию про­ти­во­мик­роб­ным пре­па­ра­там мо­гут со­ста­вить бак­те­рио­фа­ги. Вы со­глас­ны с этим?  

- Нет ни од­но­го здра­во­мыс­ля­ще­го мик­ро­био­ло­га, ко­то­рый бы ска­зал, что ан­ти­био­ти­ки – это хо­ро­шо, а бак­те­рио­фа­ги – нет. И то, и дру­гое на­до изу­чать, по­то­му что ни­кто точ­но не зна­ет, что луч­ше «вы­стре­лит» в борь­бе с той или иной ин­фек­ци­ей. С бак­те­рио­фа­га­ми есть од­на про­бле­ма – у них очень вы­со­кая спе­ци­фич­ность. Это, без­услов­но, их силь­ная сто­ро­на, по­то­му что ес­ли вы най­де­те бак­те­рио­фа­га, ко­то­рый мо­жет убить кон­крет­но­го воз­бу­ди­те­ля, он убьет кон­крет­но это­го воз­бу­ди­те­ля. И ток­сич­ность бу­дет рав­на ну­лю. И у вас в ки­шеч­ни­ке не бу­дут уни­что­же­ны по­лез­ные бак­те­рии. Но это од­новре­мен­но и их сла­бая сто­ро­на. По­то­му что вам нуж­но най­ти бак­те­рио­фаг, ко­то­рый спе­ци­фи­чен для ва­шей ин­фек­ции. А ко­гда вы за­боле­ва­е­те и иде­те к док­то­ру, у него нет вре­ме­ни на мно­го­не­дель­ные (ес­ли не мно­го­ме­сяч­ные) по­ис­ки воз­бу­ди­те­ля ва­шей бо­лез­ни, вы­де­ле­ния его в куль­ту­ру, по­ис­ки бак­те­рио­фа­га и т. д. Он неиз­беж­но про­пи­шет вам ан­ти­био­тик ши­ро­ко­го спек­тра дей­ствия в на­деж­де на то, что он убьет и ва­шу ин­фек­цию то­же. Про­бле­ма с бак­те­рио­фа­га­ми не в том, что ме­тод не ра­бо­та­ет, а в том, что у нас по­ка нет воз­мож­но­сти быст­ро ди­а­гно­сти­ро­вать бо­лезнь. Ес­ли бы док­тор мог най­ти воз­бу­ди­те­ля в те­че­ние ча­са, то то­гда мас­са ме­то­дов борь­бы с ин­фек­ци­ей ста­ли бы эф­фек­тив­ны. А по­ка без хо­ро­ших, быст­рых ме­то­дов ди­а­гно­сти­ки мы в ре­аль­ной жиз­ни бу­дем ис­поль­зо­вать ан­ти­био­ти­ки.

Есть мне­ние, что совре­мен­ные ан­ти­био­ти­ки все ча­ще ра­бо­та­ют пло­хо, а к ста­ро­му пе­ни­цил­ли­ну чув­стви­тель­ность неко­то­рых бак­те­рий улуч­ша­ет­ся. Бо­лее то­го – рас­тет по­ко­ле­ние лю­дей, у ко­то­рых нет к нему ре­зи­стент­но­сти. Так, мо­жет, бу­ду­щее за хо­ро­шо за­бы­тым ста­рым?

Это неправ­да, что к пе­ни­цил­ли­ну нет устой­чи­во­сти. Ос­нов­ные па­то­ген­ны, са­мые страш­ные – на­при­мер, зо­ло­ти­стый ста­фи­ло­кокк, - они устой­чи­вы ко всем ан­ти­био­ти­кам, вклю­чая пе­ни­цил­лин. Воз­мож­но, что есть ка­кие-то ин­фек­ции, ко­то­рые ко­гда-то ле­чи­лись пе­ни­цил­ли­ном, по­том у них по­яви­лась к нему устой­чи­вость, по­том пе­ни­цил­лин пе­ре­ста­ли при­ме­нять, и устой­чи­вость про­па­ла – воз­мож­но, та­кие бак­те­рии су­ще­ству­ют. Но на­ши глав­ные вра­ги – они не по­те­ря­ли устой­чи­во­сти к пе­ни­цил­ли­ну или ка­ким бы то ни бы­ло дру­гим ан­ти­био­ти­кам.

От ка­кой бо­лез­ни вы меч­та­е­те со­здать ле­кар­ство?

Я, ско­рее, хо­чу най­ти не ле­кар­ство, а мо­ле­ку­лу с опре­де­лен­ны­ми свой­ства­ми.. Ка­за­лось бы, нуж­но меч­тать о том, чтобы от­крыть ан­ти­био­тик, ко­то­рый убьет всех па­то­ге­нов. Но точ­но так же, как спе­ци­фич­ность бак­те­рио­фа­гов яв­ля­ет­ся од­новре­мен­но их силь­ной и сла­бой сто­ро­ной, мо­ле­ку­ла, уби­ва­ю­щая всех па­то­ге­нов, уби­ва­ет и все по­лез­ные бак­те­рии. И то­гда, ско­рее все­го, оп­пор­ту­ни­сти­че­ские ви­ды по­лу­чат воз­мож­ность быст­ро раз­мно­жать­ся в ки­шеч­ни­ке, и сре­ди них бу­дут дру­гие па­то­ге­ны. А зна­чит, убив од­ну бо­лезнь, мы вы­зо­вем бак­те­ри­аль­ное за­боле­ва­ние в се­бе же. По­это­му мне бы хо­те­лось най­ти мо­ле­ку­лу, ко­то­рая об­ла­да­ет спе­ци­фич­но­стью бак­те­рио­фа­гов, оста­ва­ясь при этом ан­ти­био­ти­ком.

Зна­чи­тель­ная часть уси­лий на­шей ком­па­нии ухо­дит имен­но на это. Мы ищем мо­ле­ку­лы, ко­то­рые уби­ва­ют толь­ко один па­то­ген и не за­тра­ги­ва­ют дру­гие бак­те­рии. Ско­рее все­го, их при­ме­не­ние, как и в слу­чае с бак­те­рио­фа­га­ми, бу­дет огра­ни­че­но толь­ко хро­ни­че­ски­ми за­боле­ва­ни­я­ми. Но сре­ди них есть очень гроз­ные. Най­ти дей­стви­тель­но эф­фек­тив­ное ле­кар­ство от, на­при­мер, ту­бер­ку­ле­за очень по­чет­но! И у нас уже есть па­ра мно­го­обе­ща­ю­щих кан­ди­да­тов на этот пост – на­при­мер, лас­со­ми­цин. Он уже ра­бо­та­ет на мы­шах, и у него очень вы­со­кая спе­ци­фич­ность.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Стреп­то­ми­цин был от­крыт в 1943 го­ду, а  устой­чи­вость к нему по­яви­лась в 1958-м. Тет­ра­цик­лин – в 1948 го­ду,  ре­зи­стент­ность к нему – в 1952-м. Пе­ни­цил­лин ре­аль­ное при­ме­не­ние на­шел во вре­мя вой­ны, в 1942 го­ду, а пер­вый слу­чай устой­чи­во­сти к нему воз­ник сра­зу по­сле Вто­рой ми­ро­вой, в 1945-м. В по­след­нее вре­мя си­ту­а­ция ста­ла еще ху­же. По­след­ний от­кры­тый ан­ти­био­тик, дап­то­ми­цин, был впер­вые при­ме­нен в кли­ни­ке в 2003-м, а пер­вый слу­чай устой­чи­во­сти к нему был опи­сан в 2005-м. Ины­ми сло­ва­ми, от­кры­тия оста­но­ви­лись, а устой­чи­вость к ан­ти­био­ти­кам воз­рас­та­ет.

По­че­му оста­но­ви­лись от­кры­тия? Эп­ш­тейн и его кол­ле­ги свя­зы­ва­ют это с ис­поль­зо­ва­ни­ем чаш­ки Пет­ри. На ней мо­гут со­здать ко­ло­нии лишь 1% из всех су­ще­ству­ю­щих ан­ти­био­ти­ков, и этот 1% уже ис­чер­пал се­бя. Изоб­ре­тен­ный Эп­ш­тей­ном i-Chip по­мо­жет по­лу­чить до­ступ к 99% дру­гим бак­те­ри­ям, а зна­чит, даст воз­мож­ность от­кры­вать но­вые ан­ти­био­ти­ки.

 

НЕОБХОДИМАЯ ПРОФИЛАКТИКА

По­ка уче­ные ищут но­вые ан­ти­био­ти­ки, что де­лать нам? Со­блю­дать эти про­стые пра­ви­ла, чтобы не вы­ра­ба­ты­ва­лась ре­зи­стент­ность.

* Пом­нить, что ан­ти­би­тик все­гда на­зна­ча­ет врач.

* Сна­ча­ла на­зна­ча­ют бо­лее сла­бый пре­па­рат, ес­ли эф­фек­та нет - бо­лее силь­ный. Ведь ес­ли бак­те­рии су­ме­ют при­спо­со­бить­ся к силь­но­му ан­ти­би­ти­ку, у вра­ча не оста­нет­ся ре­зер­ва в ле­че­нии.

* Обя­за­тель­но прой­ти пол­ный курс те­ра­пии, не бро­сать пить таб­лет­ки, да­же ес­ли ка­жет­ся, что вы вы­здо­ро­ве­ли!

* Ан­ти­био­ти­ки не пьют для про­фи­лак­ти­ки (за ред­ки­ми ис­клю­че­ни­я­ми - на­при­мер, при уста­нов­ке зуб­ных им­план­та­тов).

* По­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство ан­ти­био­ти­ков при­ни­ма­ют вме­сте с про­ти­во­гриб­ко­вым и би­фи­до­бак­те­ри­аль­ным пре­па­ра­та­ми.

* По­сле кур­са ле­че­ния нуж­но сдать ана­ли­зы кро­ви и мо­чи, чтобы про­ве­рить, по­беж­де­на ли ин­фек­ция, и нет ли ослож­не­ний.

 

Опуб­ли­ко­ва­но: 23 ап­ре­ля 2018 г.

Ис­точ­ник: zdr.ru

Понедельник 23 Апреля 2018 13:08 / Новости / Здоровье

<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: бактерии, антибиотики, антибиотик, теиксобактин

:

Рианна отменяет концерты из-за болезни

Когда Рианна не пришла на церемонию вручения премии Grammy, журналисты списали это на стресс. Инсайдеры сообщили изданию TMZ, что за несколько дней до мероприятия звезда закатила организаторам истерику из-за проблем со звуком и прочих организационных моментов. Однако несколькими днями позже звезда объявила, что переносит часть концертов Anti World Tour в рамках поддержки своего восьмого студийного альбома. Первый из них должен был состояться 26 февраля в Сан-Диего, на юго-западе США. Представители певицы сообщили, что она больна. Рианна заболела бронхитом буквально накануне своего 28-го дня рождения. Если бы певица продолжила петь, это могло пагубно сказаться на ее голосовых связках, поэтому врач рекомендовал воздержаться от этих нагрузок. Три дня она принимала сильные антибиотики, позже — приступила к восстанавливающим здоровье процедурам. Тур певицы перенесен на две недели, до ее окончательного выздоровления. Певица начнет серию выступлений 12 марта, во Флориде, на стадионе Jacksonville Arena. Эту и другие новости из жизни звезд ищите на нашем сайте и...
>>





© 2011 - 2018 ladiesnews.net