Звезда нулевых Саша Gradiva о возвращении на российскую сцену, нашумевшем имени Grammy Gun Girl и статусе матери-одиночки: «Личную жизнь я пока не уст

Видео по теме:

А НЕ ЧТО-ТО - ВСЕ ИСЧЕЗЛО - РАДА & ТЕРНОВНИК

Woman.ru июнь 2011

Конкурс Illumina Color & Woman.ru

KLORANE

Woman.ru май 2013

Среда 11 Июля 2018 19:48 / Новости / Шоу-бизнес

<< предыдущая новостьследующая новость >>

В ин­тер­вью Woman.ru по­пуляр­ная в нуле­вые пе­ви­ца Са­ша, ныне из­вест­ная как Са­ша Gradiva, рас­ска­за­ла о том, по­че­му, уехав в США на­со­всем, спу­стя де­сять лет ста­ла все ча­ще бы­вать в Рос­сии — и не од­на, а с ма­лень­кой доч­кой. Мы со­ску­чи­лись!

Пят­на­дцать лет на­зад ее пес­ня «Не по­лу­чи­лось, не срос­лось» гре­ме­ла ото­всю­ду. На­ша стра­на зна­ла ее как пе­ви­цу Са­шу по про­зви­щу «рус­ская Ма­дон­на». Несколь­ко лет го­ло­во­кру­жи­тель­ной ка­рье­ры и мно­го­мил­ли­он­ная ар­мия по­клон­ни­ков не оста­но­ви­ли на­шу ге­ро­и­ню, ко­гда в 2007-м она, взяв псев­до­ним Са­ша Gradiva, от­пра­ви­лась по­ко­рять Аме­ри­ку. И по­ко­ри­ла! В США пе­ви­цу зна­ют, слу­ша­ют и лю­бят.

Про­шло 10 лет, и на­ша Са­ша ста­ла все ча­ще при­ез­жать на Ро­ди­ну (че­му мы неска­зан­но ра­ды) и го­то­ва по­ра­до­вать оте­че­ствен­но­го слу­ша­те­ля но­вы­ми пес­ня­ми.

У нас за это вре­мя на­ко­пи­лось нема­ло во­про­сов, и все их мы ре­ши­ли за­дать на­шей ге­ро­ине лич­но. 

За про­шед­шие го­ды Са­ша из­ме­ни­лась: ее взгляд стал еще бо­лее уве­рен­ным, а ре­чи на­пол­ни­лись осо­бым смыс­лом. Преж­ним остал­ся го­лос: ка­ра­мель­но-мяг­кий тембр воз­вра­ща­ет в слад­кие и уже та­кие да­ле­кие нуле­вые. В Рос­сию Са­ша вер­ну­лась не од­на, а с до­че­рью: ма­лыш­ка Ума по­яви­лась на свет в 2016 го­ду. Кро­ху на­ша ге­ро­и­ня рас­тит са­ма, пред­по­чи­тая не го­во­рить об ее от­це.

И все-та­ки этот раз­го­вор по­лу­чил­ся очень чест­ным и от­кро­вен­ным. Са­ша не бо­ит­ся го­во­рить о за­ку­ли­сье оте­че­ствен­но­го шоу-би­за, кри­ти­ко­вать До­наль­да Трам­па, рас­ска­зы­вать о жиз­ни в Аме­ри­ке и при­зна­вать­ся в сво­их стра­хах. Обо всем этом — чи­тай­те в на­шем ин­тер­вью.

Woman.ru: Са­ша, как ты от­но­сишь­ся к зва­нию «звез­да нуле­вых»?

Са­ша Gradiva:
Нор­маль­но от­но­шусь: это ло­гич­но, ведь мои ос­нов­ные хи­ты вы­шли как раз в ту по­ру. Смеш­но и неле­по от­кре­щи­вать­ся от это­го зва­ния, ведь по­след­ние 10 лет я не жи­ла в Рос­сии. Толь­ко сей­час я по­ти­хонь­ку вос­ста­нав­ли­ваю преж­нюю де­я­тель­ность.

«Я да­же гор­жусь этим зва­ни­ем. Мне нра­вит­ся (и ме­ня это ис­кренне удив­ля­ет), что лю­ди пом­нят ме­ня и пом­нят мои пес­ни».

Ко­неч­но, я то­же не за­бы­ла ком­по­зи­ции, на ко­то­рых вы­рос­ла, но ко­гда речь идет обо мне, я ис­кренне удив­ля­юсь. Это здо­ро­во! Я очень люб­лю сво­их по­клон­ни­ков: они у ме­ня вер­ные, ин­тел­ли­гент­ные. Не знаю, мно­гие ли ар­ти­сты мо­гут по­хва­стать этим.

Woman.ru: В та­ком слу­чае твое от­но­ше­ние к про­зви­щу «рус­ская Ма­дон­на»?

С. Г.:
Рань­ше ме­ня это по­че­му-то очень раз­дра­жа­ло. На­вер­ное, по­то­му что я Во­до­лей и не люб­лю, ко­гда ме­ня срав­ни­ва­ют. С дру­гой сто­ро­ны, Ма­дон­на — жи­вая ико­на, вы­да­ю­ща­я­ся лич­ность, нра­вит­ся это ко­му-то или нет.

Кста­ти, я встре­ча­ла ее несколь­ко раз в Нью-Йор­ке и Лос-Ан­дже­ле­се. И, на­вер­ное, луч­ше бы этих встреч не про­ис­хо­ди­ло… Объ­яс­ню по­че­му: еще де­воч­кой я с вос­тор­гом смот­ре­ла ее шоу Blond Ambition Tour, Erotica. Это бы­ло что-то нево­об­ра­зи­мое, ка­кое-то при­ше­ствие кос­ми­че­ских сил. Ее вы­ступ­ле­ния про­из­во­ди­ли на ме­ня неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние. А по­том я уви­де­ла пе­ред со­бой обыч­но­го че­ло­ве­ка со сво­и­ми эго­и­стич­ны­ми ма­не­ра­ми, ком­плек­са­ми. Мне сра­зу за­хо­те­лось сте­реть это из па­мя­ти, чтобы в мо­ем со­зна­нии Ма­дон­на оста­ва­лась бо­ги­ней, ко­то­рая вдох­нов­ля­ет. Се­го­дня для ме­ня это два раз­ных че­ло­ве­ка.

«Мне хо­те­лось, чтобы в Аме­ри­ке ме­ня зна­ли и слу­ша­ли. Имен­но аме­ри­кан­цы. Я меч­та­ла вне­сти свою леп­ту и, ду­маю, это сде­ла­ла»

Woman.ru: Слож­но стро­ить ка­рье­ру в дру­гой стране без свя­зей и при­ви­ле­гий?

С. Г.:
Ино­гда го­раз­до слож­нее стро­ить ка­рье­ру в соб­ствен­ной стране со свя­зя­ми и при­ви­ле­ги­я­ми, чем без все­го это­го. Об­ще­ство склон­но по­мо­гать но­вень­ким, про­тал­ки­вать что-то све­жее. И на­обо­рот: лю­ди, ко­то­рых ты дав­но зна­ешь, мо­гут те­бе по­мочь, но не де­ла­ют это­го. В сво­ей жиз­ни я ча­ще встре­чаю вто­рой при­мер.

Мне бы­ло лег­че, по­то­му что я ни от че­го не бе­жа­ла. Неко­то­рые из­да­ния пред­по­ло­жи­ли, что я убе­жа­ла от про­блем с вли­я­тель­ным бой­френ­дом (речь идет о Га­ри­ке Ба­ла­яне, — прим. Woman.ru), ко­то­рый встав­лял мне пал­ки в ко­ле­са по­сле то­го, как я от него ушла. Да­же на­нял мо­е­го двой­ни­ка, ко­то­рый ез­дил по го­ро­дам и от­кры­вал рот под мои пес­ни. Но нет, у ме­ня все бы­ло за­ме­ча­тель­но: мои тре­ки ро­ти­ро­ва­лись на ра­дио­стан­ци­ях, я по­лу­чи­ла еще па­ру му­зы­каль­ных на­град, а на ка­на­ле MTV вы­шло мое шоу «Ба­бий бунт». В ка­кой-то мо­мент я про­сто за­хо­те­ла рас­ши­рить свое твор­че­ство, по­про­бо­вать что-то еще.

«Я вы­рос­ла на за­пад­ной му­зы­ке: мой па­па при­во­зил пла­стин­ки The Beatles, Уит­ни Хью­стон и мно­гих дру­гих все­мир­но из­вест­ных ар­ти­стов».

Му­зы­каль­но я сфор­ми­ро­ва­лась как раз на этих пес­нях, хоть и жи­ла в го­ро­де Сык­тыв­кар. То­гда это бы­ло ди­ко­стью, по­это­му я да­же не де­ли­лась со сверст­ни­ка­ми сво­и­ми му­зы­каль­ны­ми пред­по­чте­ни­я­ми. Ме­ня бы ни­кто не по­нял: за­чем кру­тить Уит­ни Хью­стон, ко­гда все слу­ша­ют «Лас­ко­вый май»?

Ко­неч­но, я слу­ша­ла и оте­че­ствен­ную му­зы­ку, хо­ро­шо к ней от­но­си­лась и от­но­шусь. Про­сто у нас дру­гая ме­ло­ди­ка, от­лич­ная от за­пад­ной. По­это­му, до­бив­шись ре­зуль­та­тов здесь, мне за­хо­те­лось со­здать что-то та­кое, «как у них». Ме­ня это му­чи­ло и под­сте­ги­ва­ло од­новре­мен­но. И я ре­ши­лась. К то­му мо­мен­ту я уже очень мно­го пу­те­ше­ство­ва­ла, у ме­ня по­яви­лись дру­зья в раз­ных стра­нах, мне ста­ло ин­те­рес­но, чем их жизнь от­ли­ча­ет­ся от на­шей. 

«Так, Нью-Йорк стал для ме­ня це­лью №1: я долж­на бы­ла ту­да по­ехать и обя­за­тель­но по­жить, чтобы оку­нуть­ся во всю эту вол­шеб­ную сказ­ку. Что я и сде­ла­ла».

Woman.ru: Ре­аль­ность не разо­шлась с ожи­да­ни­я­ми?

С. Г.:
Ре­аль­ность все­гда немно­го бо­лее терп­кая и скуч­ная, чем мы се­бе пред­став­ля­ем. И это нор­маль­но. Ожи­да­ния долж­ны быть бо­лее ра­дуж­ны­ми, ина­че мы бы ни­ку­да не дви­га­лись.

В мо­ем слу­чае все про­изо­шло не так ско­ро, как я то­го хо­те­ла. Я ду­ма­ла, что при­еду в Аме­ри­ку и сра­зу всех по­ра­жу. Но про­изо­шла вполне се­бе стан­дарт­ная си­ту­а­ция. Я под­пи­са­ла кон­тракт с боль­шим про­дю­се­ром Три­ки Стю­ар­том, ко­то­рый в свое вре­мя со­здал хи­ты для Джа­сти­на Бибе­ра, Ри­ан­ны.

«Мы за­пи­са­ли пес­ни, жда­ли, по­том за­пи­са­ли дру­гие... Это дол­гий и тру­до­ем­кий про­цесс. Толь­ко через три го­да на­ча­лись ре­аль­ные по­движ­ки».

То­гда как раз слу­чил­ся скан­дал с рус­ски­ми шпи­он­ка­ми (в 2010 го­ду США объ­яви­ли, что аре­сто­ва­ли 10 рус­ских шпи­о­нов, — прим. Woman.ru), и Три­ки ска­зал: «Да­вай на­пи­шем пес­ню, что ты шпи­он­ка». Так по­явил­ся трек Wanted — «Разыс­ки­ва­ет­ся». Во всех шта­тах бы­ла за­пу­ще­на мас­штаб­ная и гра­мот­но про­ду­ман­ная пи­ар-кам­па­ния: в так­си, в мет­ро и на ав­то­бус­ных оста­нов­ках раз­ве­си­ли бан­не­ры и бил­бор­ды. Свер­ху бы­ло на­пи­са­но «Разыс­ки­ва­ет­ся осо­бо опас­ный пре­ступ­ник», ни­же — моя фо­то­гра­фия и осо­бые при­ме­ты: рост, вес, цвет глаз и во­лос. И, к сло­ву, неко­то­рые лю­ди все­рьез ме­ня спра­ши­ва­ли: «Ты ре­аль­но шпи­он­ка?» (Сме­ет­ся.) Ис­то­рия вы­зва­ла ре­зо­нанс, что при­ве­ло к даль­ней­шим боль­шим ша­гам: и по­яв­ле­нию на «Грэм­ми», и боль­шо­му ту­ру по всем шта­там Аме­ри­ки (имен­но для аме­ри­кан­ской ауди­то­рии).

Чтобы прий­ти к это­му, нам при­шлось по­по­теть. В Аме­ри­ке немно­го дру­гой под­ход к ра­бо­те: там нет об­ход­ных пу­тей. На­при­мер, о том, что мож­но петь под фо­но­грам­му, я про­сто за­бы­ла. И все съем­ки в США про­хо­дят под жи­вое ис­пол­не­ние. В об­щем, бы­ло тя­же­ло, но я ра­да, что через это про­шла.

«По­сле «Грэм­ми» за мной проч­но за­кре­пи­лось имя Grammy Gun Girl: обо мне тру­би­ли все ко­му не лень» 

Woman.ru: Ты еха­ла в Аме­ри­ку с опре­де­лен­ной це­лью. Уда­лось ее до­стичь?

С. Г.:
 Нет (сме­ет­ся). Я не встре­ти­лась с Май­к­лом Джек­со­ном. Не успе­ла… Гло­баль­но же мне хо­те­лось, чтобы в Аме­ри­ке ме­ня зна­ли и слу­ша­ли. Имен­но аме­ри­кан­цы. Я меч­та­ла вне­сти свою леп­ту и, ду­маю, это сде­ла­ла. Я ду­маю, что ошиб­ка очень мно­гих на­ших ар­ти­стов как раз в том, что, вы­пус­кая му­зы­ку на ан­глий­ском язы­ке, они пы­та­ют­ся сде­лать что-то по­хо­жее на Тим­бер­лей­ка, Бей­он­се или Бибе­ра.

«Но за­чем лю­дям ко­пия, ко­гда у них есть ори­ги­нал?»

Го­раз­до кру­че сде­лать что-то свое — это все­гда сра­ба­ты­ва­ет. На­при­мер, ко­гда мы за­пи­сы­ва­ли услов­ные, про­хо­дя­щие пес­ни, на­ше твор­че­ство оста­ва­лось по­чти неза­мет­ным, а ко­гда при­ду­ма­ли свою уни­каль­ную ис­то­рию, про­цесс по­шел.

Woman.ru: Кста­ти, рас­ска­жи про на­шу­мев­шее по­яв­ле­ние на «Грэм­ми». 

С. Г.:
Мое «Бар­би»-пла­тье ро­зо­во­го цве­та в со­че­та­нии с ав­то­ма­та­ми дей­стви­тель­но про­из­ве­ло оше­лом­ля­ю­щий эф­фект на аме­ри­кан­скую прес­су: од­ни за­но­си­ли мой об­раз в спис­ки луч­ших или худ­ших на­ря­дов це­ре­мо­нии, дру­гие де­таль­но раз­би­ра­ли но­вый фешн-тренд «Бар­би-Тер­ми­на­тор».

«То­гда жур­нал Rolling Stones на­пи­сал: «Неваж­но, ка­кие ме­ста в чар­тах зай­мут пес­ни Gradiva в даль­ней­шем, в на­шей па­мя­ти эта ар­тист­ка на­все­гда оста­нет­ся как Grammy Gun Girl».

Это имя проч­но за­кре­пи­лось за мной, о рус­ской Barbie Terminator тру­би­ли все ко­му не лень. 

Са­мое ин­те­рес­ное, что этот пи­ар-трюк, как его на­зы­ва­ли, мы ни­как осо­бен­но не пла­ни­ро­ва­ли. Для ме­ня и мо­ей ко­ман­ды это бы­ло оче­ред­ное по­яв­ле­ние на крас­ной до­рож­ке в кре­а­тив­ном об­ра­зе, по­доб­ное мас­се дру­гих. Ко­неч­но, у мо­е­го look'а бы­ла со­ци­аль­но-идей­ная подо­пле­ка: я де­ла­ла тур с бла­го­тво­ри­тель­ной ор­га­ни­за­ци­ей в Из­ра­и­ле и Па­ле­стине. Как раз по­сле вой­ны в 2011 го­ду. Ме­ня по­ра­зи­ло то, что я уви­де­ла: мо­ло­день­кие хруп­кие де­вуш­ки с огром­ны­ми ав­то­ма­та­ми за спи­ной. Кар­ти­на, сюр­ре­а­ли­стич­ная для нас, но обы­ден­ная в этом сек­то­ре.

«Я как ар­тист счи­таю, что мы долж­ны да­вать го­лос тем си­ту­а­ци­ям, у ко­то­рых ина­че нет шан­са быть за­ме­чен­ны­ми».

Так ро­ди­лась идея это­го эпа­таж­но­го на­ря­да, но мы и пред­по­ло­жить не мог­ли, что бу­дет та­кой ре­зо­нанс. Спу­стя по­чти год жур­нал People Magazine по­ста­вил это фо­то на об­лож­ку и внес его в спи­сок са­мых зна­чи­мых со­бы­тий поп-куль­ту­ры. Мо­гу ска­зать, что по­сле та­ко­го гло­баль­но­го осве­ще­ния мои пес­ни Wanted и Tin Foil до­ста­точ­но лег­ко за­ня­ли то­по­вые по­зи­ции в Billboard. Вот и не верь по­том во все­мо­гу­щую си­лу таб­ло­и­дов (сме­ет­ся).

«С Мар­лой Трамп мы по­зна­ко­ми­лись, ка­жет­ся, в Нью-Йор­ке: мы вме­сте хо­ди­ли в од­ну груп­пу раз­ви­тия ду­хов­но­сти и ме­ди­та­ции. Хо­чу ска­зать, что Мар­ла — аб­со­лют­но про­ти­во­по­лож­ный сво­е­му быв­ше­му му­жу че­ло­век»

Woman.ru: Из­вест­но, что ты дру­жишь с Мар­лой Трамп (вто­рая экс-су­пру­га До­наль­да Трам­па, — прим. Woman.ru). Как вы по­зна­ко­ми­лись?

С. Г.: С Мар­лой мы по­зна­ко­ми­лись, ка­жет­ся, в Нью-Йор­ке — в цен­тре ме­ди­та­ции.

«Хо­чу ска­зать, что Мар­ла — аб­со­лют­но про­ти­во­по­лож­ный сво­е­му быв­ше­му му­жу че­ло­век».

Она на­столь­ко доб­рая, глу­бо­кая, на­чи­тан­ная, от­кры­тая и, на мой взгляд, ра­ни­мая, что я во­об­ще не по­ни­маю, как сло­жил­ся их со­юз. Се­го­дня у Мар­лы и До­наль­да есть слож­но­сти в об­ще­нии, ведь их свя­зы­ва­ет об­щая дочь. Мар­ла пас­сив­но при­ни­ма­ет по­зи­цию сво­е­го экс-су­пру­га как пре­зи­ден­та, но я знаю, что в глу­бине ду­ши она ду­ма­ет со­всем ина­че.

Woman.ru: Раз уж мы за­го­во­ри­ли об их до­че­ри: в СМИ Тиф­фа­ни окре­сти­ли «за­бы­той до­че­рью Трам­па». Так ли это на са­мом де­ле?

С. Г.:
Ду­маю, что Трамп как отец дей­стви­тель­но неиде­а­лен. Эта им­пуль­сив­ность, ко­то­рую мы ви­дим в по­ли­ти­ке, про­яв­ля­ет­ся и в лич­ных от­но­ше­ни­ях. Как я уже за­ме­ти­ла, у Мар­лы нелег­кие от­но­ше­ния с До­наль­дом. Он, я бы ска­за­ла, дес­по­тич­ный че­ло­век. Мар­ла на­зы­ва­ет это ина­че, но лишь по­то­му, что пы­та­ет­ся за­нять ней­траль­ную по­зи­цию. Она де­ла­ет это ра­ди доч­ки. И, бу­дучи са­ма ма­те­рью, я пре­крас­но ее по­ни­маю.

У нас с Мар­лой неод­но­крат­но бы­ли раз­го­во­ры о ее быв­шем му­же. Я го­во­ри­ла: «За­чем ты его под­дер­жи­ва­ешь? Все рав­но ни­че­го хо­ро­ше­го он те­бе не сде­ла­ет» (Мар­ла вме­сте с до­че­рью Тиф­фа­ни при­ни­ма­ла уча­стие в пред­вы­бор­ной кам­па­нии До­наль­да Трам­па, — прим. Woman.ru). И тем не ме­нее это ее по­зи­ция, с ко­то­рой я счи­та­юсь. Но! Я от­кры­то вы­сту­паю про­тив Трам­па: го­во­рю об этом и в сво­их со­ци­аль­ных се­тях, и в ин­тер­вью.

«Я счи­таю, что Трамп-пре­зи­дент — это что-то из ря­да вон. Я бы­ла в шо­ке, ко­гда узна­ла, что он вы­иг­рал вы­бо­ры».

Мар­ла все это зна­ет. Един­ствен­ное, она про­си­ла ме­ня не пе­ре­хо­дить на лич­но­сти. Оно и по­нят­но: од­но де­ло, ко­гда о Трам­пе го­во­рят по­сто­рон­ние лю­ди, и дру­гое — ко­гда из ее же окру­же­ния.

Woman.ru: То есть на ва­шей друж­бе это ни­как не ска­за­лось?

С. Г.:
В об­щем, нет. Но был один непри­ят­ный раз­го­вор. Я на­пи­са­ла пост, в ко­то­ром рас­кри­ти­ко­ва­ла Трам­па, и чуть пе­ре­шла гра­ни­цы. Мар­ле это не по­нра­ви­лось, но я ей все объ­яс­ни­ла, при­знав, что да, на­вер­ное, это бы­ло уже слиш­ком.

«На­ша друж­ба ни­как не по­ме­ня­ла мо­их по­ли­ти­че­ских взгля­дов. Так же, как и мои по­ли­ти­че­ские взгля­ды ни­как не по­вли­я­ли на от­но­ше­ния с Мар­лой».

Они с Трам­пом — два раз­ных че­ло­ве­ка. Они да­же не вме­сте. Бы­ло бы глу­по го­во­рить: «Ах ты ка­кая!». Вот Ме­ла­нию (ны­неш­няя су­пру­га До­наль­да Трам­па, — прим. Woman.ru) еще мож­но по­ру­гать за то, что она при­ни­ма­ет сто­ро­ну му­жа, хо­тя она, я ду­маю, то­же за­ни­ма­ет ско­рее ней­траль­ную по­зи­цию.

Woman.ru: Зна­ком­ство с Мар­лой как-то по­вли­я­ло на раз­ви­тие тво­ей ка­рье­ры?

С. Г.:
Ни­ка­ко­го уча­стия в мо­ей ка­рье­ре она не при­ни­ма­ла. Мар­ла за­ни­ма­ет­ся сво­и­ми де­ла­ми. Она очень мно­го вре­ме­ни по­свя­ща­ет бла­го­тво­ри­тель­но­сти, хо­тя я не ска­жу, что она су­пер­бо­га­тый че­ло­век.

Нас объ­еди­ни­ло ду­хов­ное уче­ние. Мы вме­сте ме­ди­ти­ро­ва­ли, ез­ди­ли в Из­ра­иль. Про­шло нема­ло вре­ме­ни, преж­де чем мы ста­ли вме­сте вы­хо­дить в свет. Мы сдру­жи­лись, си­дя на по­лу, без ма­ки­я­жа и в спор­тив­ных шта­нах.

«Ко­гда Ума ро­ди­лась, я за­хо­те­ла, чтобы она зна­ла рус­скую куль­ту­ру. Не про­сто го­во­ри­ла на рус­ском язы­ке, а по­ни­ма­ла, что та­кое Рос­сия»

Woman.ru: То­гда, в 2007-м, от­прав­ля­ясь в Аме­ри­ку, ты уез­жа­ла на­со­всем?

С. Г.:
Да, я хо­те­ла остать­ся в США на­все­гда. И, соб­ствен­но, так все и про­дол­жа­лось до опре­де­лен­но­го мо­мен­та. При­чи­ной то­му, что те­перь я ча­ще при­ез­жаю в Рос­сию, ак­тив­но здесь ра­бо­таю, га­стро­ли­рую и вы­пус­каю му­зы­ку, ста­ла моя дочь. Ко­гда Ума ро­ди­лась, я за­хо­те­ла, чтобы она зна­ла рус­скую куль­ту­ру. Не про­сто го­во­ри­ла на рус­ском язы­ке, а по­ни­ма­ла, что та­кое Рос­сия. Да, дочь за­ни­ма­ет­ся с рус­ско­языч­ны­ми пе­да­го­га­ми, я го­во­рю с ней ис­клю­чи­тель­но на сво­ем род­ном язы­ке, но это со­вер­шен­но дру­гое.

«Знать язык и быть рус­ским че­ло­ве­ком — аб­со­лют­но раз­ные ве­щи. Я вдруг с ужа­сом пред­ста­ви­ла, что мой ре­бе­нок вы­рас­тет и, как ино­пла­не­тя­нин, не бу­дет по­ни­мать мои кор­ни».

И мы ста­ли при­ез­жать все ча­ще и ча­ще: нам здесь нра­вит­ся, нам ком­форт­но и хо­ро­шо. У ме­ня очень мно­го пла­нов, про­ек­тов, и так по­лу­ча­ет­ся, что по­ло­ви­ну сво­е­го вре­ме­ни мы точ­но бу­дем про­во­дить в Рос­сии.

Woman.ru: Тя­же­ло воз­вра­щать по­пуляр­ность по­сле столь дол­го­го от­сут­ствия?

С. Г.:
Я как-то не ду­ма­ла об этом… Нет, я за­ду­мы­ва­юсь о по­пуляр­но­сти, но под дру­гим уг­лом. Я все из­ме­ряю вы­ступ­ле­ни­я­ми. Мне хо­чет­ся иметь хо­ро­шие кон­цер­ты, вы­сту­пать в боль­ших за­лах, мно­го га­стро­ли­ро­вать — это да. Тя­же­ло ли? С од­ной сто­ро­ны — да, а с дру­гой — лег­ко, по­то­му что я от­дох­ну­ла. Се­го­дня я спо­кой­но от­но­шусь к на­шим ум­ным про­грамм­ным ди­рек­то­рам, ко­то­рые все зна­ют о му­зы­ке, ни ра­зу не сыг­рав и не спев ни од­ной но­ты, ме­ня боль­ше не тро­га­ет чу­жое мне­ние. Се­го­дня я вос­при­ни­маю свою ра­бо­ту в Рос­сии с но­вым вдох­но­ве­ни­ем и оп­ти­миз­мом.

Woman.ru: Как при­ня­ли твое воз­вра­ще­ние кол­ле­ги из шоу-биз­не­са?

С. Г.:
Я бы­ла удив­ле­на: при­ня­ли хо­ро­шо. Мо­жет, я не об­ра­ща­ла вни­ма­ния или не ту­да смот­ре­ла, но рань­ше шоу-биз был не та­кой друж­ный, как сей­час.

«Се­го­дня друж­ба во­шла в мо­ду. Да­же в шоу-биз­несе».

Со мно­ги­ми у ме­ня при­я­тель­ские, очень теп­лые от­но­ше­ния. Я все вре­мя удив­ля­юсь, ко­гда ко мне под­хо­дят и го­во­рят: «Те­бя дав­но не бы­ло вид­но». Ме­ня пом­нят, несмот­ря на то, что про­шел дей­стви­тель­но дол­гий срок.

Бы­ва­ет, я со­би­ра­юсь на ме­ро­при­я­тие и рас­ска­зы­ваю об этом в ин­ста­грам-ис­то­ри­ях, при­хо­жу на ме­сто, а там уже сто­ят фа­на­ты с мо­и­ми дис­ка­ми, кас­се­та­ми. Кас­се­ты — мо­же­те се­бе пред­ста­вить? Это же ра­ри­тет! Я да­же вы­про­си­ла се­бе од­ну, чтобы по­том доч­ке по­ка­зать. В об­щем, та­кое от­но­ше­ние мне уди­ви­тель­но, но очень при­ят­но.

Woman.ru: Тя­же­ло стро­ить ка­рье­ру и рас­тить ма­лень­ко­го ре­бен­ка?

С. Г.:
Ко­неч­но, это непро­сто, и без долж­ной по­мо­щи я бы вряд ли смог­ла. Мне по­вез­ло с род­ствен­ни­ка­ми и ня­ня­ми — они у ме­ня за­ме­ча­тель­ные и про­сто ду­ши не ча­ют в этом ма­лень­ком чер­тен­ке. Все мое сво­бод­ное вре­мя при­над­ле­жит Уме. Моя дочь ужас­но ин­те­рес­ная, мне с ней очень здо­ро­во. С ней ве­се­лее. Физи­че­ски, да, бы­ва­ет, очень утом­ля­ешь­ся, но оно то­го сто­ит.

«Жен­щи­на — по­след­ний че­ло­век, ко­то­ро­го мож­но об­ви­нять в том, что ре­бе­нок рас­тет без от­ца»

Woman.ru: По­няв, что те­бе пред­сто­ит рас­тить ре­бен­ка од­ной, ты ис­пы­та­ла страх или бы­ла го­то­ва к та­ко­му по­во­ро­ту?

С. Г.:
Мне ка­жет­ся, я до сих пор ис­пы­ты­ваю страх. При­чем не мо­гу ска­зать, с чем кон­крет­но он свя­зан. Ре­бе­нок — это та­кая от­вет­ствен­ность. Те­бя одоле­ва­ет огром­ное ко­ли­че­ство во­про­сов, со­мне­ний, они фо­ном зву­чат в тво­ей го­ло­ве. В по­сто­ян­ном стра­хе я не жи­ву, но пе­ри­о­ди­че­ски на ме­ня на­хо­дит. Тем не ме­нее я ста­ра­юсь быст­ро вый­ти из это­го со­сто­я­ния.

Счи­таю, что на­ше об­ще­ство долж­но по­ме­нять­ся и боль­ше под­дер­жи­вать оди­но­ких мам.

«Я ро­ди­ла дочь и до­воль­но быст­ро разо­шлась с ее от­цом».

Я на­хо­ди­лась в под­ве­шен­ном со­сто­я­нии, несмот­ря на то, что до­воль­но стой­кий че­ло­век и не те­ряю го­ло­ву да­же в кри­ти­че­ских си­ту­а­ци­ях. Мне при­шлось тя­же­ло­ва­то. И это при том, что я сра­зу при­сту­пи­ла к ра­бо­те.

Я чув­ство­ва­ла се­бя за­мкну­той, при­вя­зан­ной к ма­лень­ко­му ре­бен­ку, по­то­му что у ме­ня не бы­ло ня­ни: та­кую кро­ху я ни­ко­му не мог­ла до­ве­рить. Бы­ло неком­форт­ное со­сто­я­ние, но, к сча­стью, это про­шло. Се­го­дня я точ­но мо­гу ска­зать, что с ре­бен­ком мне нра­вит­ся го­раз­до боль­ше, чем без него. Не знаю, на­сколь­ко бы мне по­нра­ви­лось жить в пол­ной се­мье, но мо­гу ска­зать, что се­го­дняш­нее мое по­ло­же­ние — это луч­ше, чем быть од­ной.

Woman.ru: Ты не ис­пы­ты­ва­ешь чув­ство ви­ны за то, что ре­бе­нок рас­тет в непол­ной се­мье?

С. Г.:
Что скры­вать: пе­ри­о­ди­че­ски, ко­неч­но, ис­пы­ты­ваю. Ме­ня, как и лю­бую ма­му (и че­ло­ве­ка, вы­рос­ше­го в СССР), за­бо­тит этот во­прос. Но опять же, я ста­ра­юсь пре­се­кать та­кие мыс­ли, по­то­му что это непра­виль­ное чув­ство ви­ны.

«Жен­щи­на — по­след­ний че­ло­век, ко­то­ро­го мож­но об­ви­нять в том, что ре­бе­нок рас­тет без от­ца».

Это нечест­но и по­то­му долж­но ис­ко­ре­нять­ся из на­ше­го со­зна­ния. Я сво­и­ми ру­ка­ми что ли это сде­ла­ла? Нет. Я вы­швыр­ну­ла ее от­ца си­лой? Нет. Нуж­но здра­во мыс­лить. Жен­щи­ны не долж­ны ис­пы­ты­вать чув­ство ви­ны. Знаю, что ис­пы­ты­ва­ют. Но не долж­ны.

Woman.ru: Еще один страх ма­те­рей-оди­но­чек: они бо­ят­ся, что с ре­бен­ком на ру­ках не смо­гут устро­ить свою лич­ную жизнь.

С. Г.:
Ав­то­ри­тет­но от­ве­тить на этот во­прос я по­ка не мо­гу, по­то­му что свою лич­ную жизнь еще не устро­и­ла. Но что-то мне под­ска­зы­ва­ет, что де­ти от преды­ду­ще­го бра­ка — не глав­ный опре­де­ля­ю­щий фак­тор в от­но­ше­ни­ях. Да, от муж­чи­ны это тре­бу­ет в со­во­куп­но­сти боль­ше гу­ман­ных ка­честв, и ес­ли вы встре­ти­те та­ко­го че­ло­ве­ка, ваш со­юз сло­жит­ся. При­ме­ров до­ста­точ­но мно­го.

«Кста­ти, я слы­ша­ла, что муж­чи­на от­но­сит­ся к ре­бен­ку точ­но так же, как от­но­сит­ся к его ма­те­ри. У них нет та­кой при­вя­зан­но­сти, как у нас, жен­щин: род­ное или нерод­ное».

Ес­ли они лю­бят жен­щи­ну, то, как пра­ви­ло, ее ре­бе­нок то­же бу­дет лю­бим. Имен­но по­это­му ино­гда муж­чи­ны, ухо­дя от жен­щин, к ко­то­рым осты­ли чув­ства, бро­са­ют и де­тей. Да­же ес­ли они род­ные.

В ми­ре семь с по­ло­ви­ной мил­ли­ар­дов лю­дей — столь­ко раз­ных су­деб! Мне ка­жет­ся, пра­вил нет. Ис­то­рии у всех раз­ные и каж­дые со сво­им кон­цом. А ка­ким он бу­дет, за­ви­сит толь­ко от нас.

Пе­рей­ти к об­суж­де­нию 33 .readmore-carrier-title { margin: 20px 0 5px !important; padding-bottom: 10px !important; font-size: 18px; border-bottom: 1px dotted #c9c9c9 !important; color: #666666; } .readmore-carrier-title + .readmore-carrier { margin-top: 0px; border-top: none; }

Сей­час чи­та­ют

Тру­сы Кри­стен Стю­арт ока­за­лись в два ра­за боль­ше ее шорт

Все об­суж­да­ют мор­щи­ни­стую ко­жу на но­гах Ме­ла­нии Трамп

Ха­бен­ский от­ка­зал­ся сде­лать фо­то с «осо­бен­ным» сы­ном Бле­данс

Ме­ган Маркл на­ру­ши­ла про­то­кол на встре­че с ир­ланд­ски­ми по­ли­ти­ка­ми

По­че­му брак с кня­зем Мо­на­ко обер­нул­ся для Шар­лин Уитт­сток кош­ма­ром

Ис­точ­ник: woman.ru

Среда 11 Июля 2018 19:48 / Новости / Шоу-бизнес

<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: womanru, чтото, марла, трампа

:

Юлия Началова: «Подростком я комплексовала из-за фигуры. Но сегодня я понимаю, что у каждого свои особенности»

В интервью Woman.ru Юлия Началова поделилась своим мнением о том, как стать уверенной в себе, и почему нужно слушать себя, а не злые языки, и никогда не завидовать другим. Юлии Началовой 37 лет, однако на сцене она уже 32 года! С малых лет к певице приковано неослабевающее внимание. От него можно чертовски устать, а можно неожиданно получить стимул, открыть душу и стать еще ближе к миллионам поклонников. Несколько недель назад в эфире программы «Жить здорово!» наша героиня призналась, что страдает от подагры. Певица поделилась своей непростой историей и рассказала о методах лечения. За проявленную смелость Юлии были благодарны не только ее поклонники, но и женщины, также столкнувшиеся с этой проблемой. Эта искренность и нежелание сдаваться побудили нас пригласить певицу на разговор. Он получился честным, эмоциональным и теплым, каким и должно быть общение с настоящим артистом, чье призвание — заряжать людей. Woman.ru: Юлия, сегодня многие женщины страдают «синдромом отличницы». По-вашему, можно ли все успевать? Юлия Началова: Конечно, все успеть невозможно, особенно, если у вас...
>>





© 2011 - 2018 ladiesnews.net