«Дочь отца», «Гувернантка», «Мадам Бэккер», «Швыбзик»: какими были, что и кого любили великие княжны Романовы

Видео по теме:

Штурм сознания: Земля в поисках создателя [2012]

"Соединяя два мира". Проект фонда "Пища жизни" (Крым)

Родился без рук и ног, и добился в жизни успеха!!!!!!!!

Конкурс караоке

Юбилейная Неделя модной жизни в Гостином

Среда 17 Июля 2019 07:57 / Новости / Шоу-бизнес

<< предыдущая новостьследующая новость >>

Они бы­ли непо­сред­ствен­ны­ми, смеш­ны­ми и пол­ны­ми сил и пла­нов. А еще — уди­ви­тель­но кра­си­вы­ми! Ка­жет­ся, та­кие уже не рож­да­ют­ся. Са­мой стар­шей ис­пол­ни­лось 22 го­да, са­мой млад­шей — лишь 17. Их уби­ли толь­ко по­то­му, что они ро­ди­лись в се­мье рос­сий­ско­го ца­ря. Рас­ска­зы­ва­ем о недол­гой счаст­ли­вой жиз­ни Оль­ги, Та­тья­ны, Ма­рии и Ана­ста­сии Ро­ма­но­вых.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 го­да в под­ва­ле до­ма куп­ца Ипа­тье­ва в Ека­те­рин­бур­ге бы­ла рас­стре­ля­на цар­ская се­мья. Вме­сте с Ни­ко­ла­ем II, его су­пру­гой Алек­сан­дрой Фе­до­ров­ной, до­черь­ми Оль­гой, Та­тья­ной, Ма­ри­ей и Ана­ста­си­ей, а так­же сы­ном Алек­се­ем по­гиб­ли ме­дик Ев­ге­ний Бот­кин, по­вар Иван Ха­ри­то­нов, ла­кей Алек­сей Трупп и гор­нич­ная Ан­на Де­ми­до­ва. По­след­няя, по ма­те­ри­а­лам, об­на­ру­жен­ным Эд­вар­дом Рад­зин­ским, доль­ше всех сра­жа­лась за жизнь, при­кры­ва­ясь от пуль бар­хат­ной по­душ­кой, на­би­той дра­го­цен­ны­ми укра­ше­ни­я­ми. Страш­ная да­та в ис­то­рии на­шей стра­ны…

Под­вал до­ма Ипа­тье­ва, где бы­ла рас­стре­ля­на цар­ская се­мья и их при­бли­жен­ные

Впро­чем, ин­те­рес к се­мье рос­сий­ско­го им­пе­ра­то­ра в эти дни свя­зан не толь­ко со 101-й го­дов­щи­ной их тра­ги­че­ской ги­бе­ли, но и с за­пус­ком на Netflix до­ку­мен­таль­но­го ми­ни-се­ри­а­ла «По­след­ние ца­ри». Еще ни од­на ТВ-ис­то­рия про Ро­ма­но­вых не по­лу­ча­ла столь­ко… нега­тив­ных ком­мен­та­ри­ев. Со­зда­те­лей кар­ти­ны кри­ти­ку­ют как за недо­сто­вер­ность ис­то­ри­че­ских фак­тов, так и за под­бор ак­те­ров. Осо­бен­но до­ста­лось ис­пол­ни­тель­ни­цам ро­лей ве­ли­ких кня­жон. На ки­но­фо­ру­мах зри­те­ли ин­те­ре­су­ют­ся, где та неж­ная, «хру­сталь­ная» кра­со­та, ко­то­рой об­ла­да­ли все де­вуш­ки? По­че­му не пе­ре­да­на лег­кая грусть, ко­то­рую от­ме­ча­ли в их гла­зах с са­мо­го рож­де­ния? Ко­гда уже сни­мут от­дель­ный се­ри­ал, по­свя­щен­ный лишь их жиз­ни?

Сест­ры Ро­ма­но­вы и вправ­ду бы­ли по­тря­са­ю­щи­ми кра­са­ви­ца­ми. По на­ше­му скром­но­му мне­нию, ни до, ни по­сле ни в од­ной мо­нар­шей се­мье не рож­да­лись столь пре­лест­ные де­вуш­ки. Ни в Рос­сии, ни в ми­ре.

Оль­га, Та­тья­на, Ма­рия и Ана­ста­сия бы­ли на­след­ни­ца­ми го­су­да­ря, а зна­чит, как мож­но по­ду­мать, ве­ли празд­ную жизнь с пыш­ны­ми ба­ла­ми и за­гра­нич­ны­ми по­езд­ка­ми. Во­все нет! Быт се­мьи на­ме­рен­но не был рос­кош­ным: ро­ди­те­ли бо­я­лись, что все­доз­во­лен­ность и нега ис­пор­тят их де­тей.

А по­то­му де­вуш­ки жи­ли по двое в ком­на­те, спа­ли на склад­ных ар­мей­ских кро­ва­тях.

Из ме­бе­ли у них бы­ли лишь неболь­шая тум­боч­ка да ди­ван с мяг­ки­ми по­душ­ка­ми, а глав­ны­ми укра­ше­ни­я­ми слу­жи­ли ва­зы с цве­та­ми, со­бран­ны­ми в са­дах, и мно­го­чис­лен­ные сним­ки с изоб­ра­же­ни­я­ми лю­би­мых мамА и папА.

Рас­по­ря­док дня был до­ста­точ­но од­но­об­раз­ным: в 8 ча­сов — подъ­ем, в 9 — зав­трак, в 12:30 — вто­рой зав­трак, в пять ча­сов — чай (лю­би­мое вре­мя су­ток ан­гло­фи­ла Ни­ко­лая II), в во­семь — ужин всей се­мьей. На сто­ле опять же ни­ка­ких изыс­ков — еда бы­ла до­ста­точ­но про­стой и непри­тя­за­тель­ной. Лишь по празд­ни­кам по­да­ва­лись фран­цуз­ские пи­рож­ные с за­вар­ным кре­мом, ик­ра (ни­ка­кой крас­ной, толь­ко чер­ная!), «остенд­ские уст­ри­цы» де­ко­ри­ро­ван­ные «парм­ски­ми фиал­ка­ми» и осо­бен­но лю­би­мый Ни­ко­ла­ем суп «Баг­ра­ти­он» из шпи­на­та.

И ни­ка­ких ба­лов с тан­ца­ми на на­чи­щен­ном пар­ке­те и стат­ны­ми ка­ва­ле­ра­ми! Ма­мень­ка Алек­сандра Фе­до­ров­на (уро­жен­ка Гер­ма­нии) пре­зи­ра­ла рос­сий­скую ари­сто­кра­тию, счи­тая ее нра­вы амо­раль­ны­ми, и за­пре­ща­ла до­че­рям об­щать­ся с ее пред­ста­ви­те­ля­ми. Их всех че­ты­рех се­стер толь­ко стар­шая Оль­га вы­хо­ди­ла в свет (да и то лишь па­ру раз в сво­ей недол­гой жиз­ни). С нее и нач­нем наш рас­сказ.

Ве­ли­кая княж­на Оль­га Ни­ко­ла­ев­на…

…ро­ди­лась 15 но­яб­ря 1895 го­да в 9 ча­сов по­по­лу­дни. Пер­ве­нец дал­ся Алек­сан­дре Фе­до­ровне крайне тя­же­ло. Как вспо­ми­на­ла сест­ра им­пе­ра­то­ра, мла­ден­ца та­щи­ли щип­ца­ми из утро­бы ма­те­ри. Бе­ря во вни­ма­ние уро­вень ме­ди­ци­ны то­го вре­ме­ни, боль­шое сча­стье, что с де­воч­кой ни­че­го не слу­чи­лось.

«Веч­но па­мят­ный для ме­ня день, в те­че­ние ко­то­ро­го я мно­го-мно­го стра­дал. Еще в час но­чи у ми­лой Аликс на­ча­лись бо­ли, ко­то­рые не да­ва­ли ей спать. Весь день она про­ле­жа­ла в кро­ва­ти в силь­ных му­че­ни­ях — бед­ная! Я не мог рав­но­душ­но смот­реть на нее. В 9 час. ров­но услы­ша­ли дет­ский писк и все мы вздох­ну­ли сво­бод­но… Ко­гда все вол­не­ния про­шли, и ужа­сы кон­чи­лись, на­ча­лось про­сто бла­жен­ное со­сто­я­ние при со­зна­нии о слу­чив­шем­ся…» — де­лил­ся в сво­ем днев­ни­ке мо­ло­дой отец Ни­ко­лай II, ко­то­ро­му на мо­мент рож­де­ния на­след­ни­цы бы­ло 27 лет.

Де­воч­ку на­зва­ли Оль­гой. Это весь­ма по­пуляр­ное имя в ро­ду Ро­ма­но­вых, но Ни­ко­лай и Алек­сандра ру­ко­вод­ство­ва­лись ины­ми со­об­ра­же­ни­я­ми.

Име­но­вать дочь они ре­ши­ли в честь ге­ро­и­ни пуш­кин­ско­го «Ев­ге­ния Оне­ги­на» Оль­ги Ла­ри­ной, ко­то­рая бы­ла «все­гда скром­на, все­гда по­слуш­на».

Та­кой рос­ла и на­след­ни­ца им­пе­ра­то­ра. Совре­мен­ни­ки от­зы­ва­лись о княжне Оль­ге Ни­ко­ла­евне как о доб­рой и от­зыв­чи­вой де­вуш­ке. Она при­ни­ма­ла близ­ко к серд­цу чу­жие несча­стья и всем ста­ра­лась по­мочь.

У нее бы­ли чуд­ные свет­лые во­ло­сы, боль­шие го­лу­бые гла­за и див­ный цвет ли­ца — ну про­сто ан­гел. Впро­чем, у это­го ан­ге­лоч­ка бы­ла и тем­ная сто­ро­на — Оль­ге при­пи­сы­ва­ли из­лиш­нюю вспыль­чи­вость и раз­дра­жи­тель­ность. Она един­ствен­ная их че­ты­рех се­стер поз­во­ля­ла се­бе спо­рить с ма­те­рью и воз­ра­жать от­цу. И ес­ли пер­вая од­ним лишь взгля­дом пре­се­ка­ла непоз­во­ли­тель­ное по­ве­де­ние до­че­ри, то вто­рой был неска­зан­но рад — то­му, что его де­воч­ка рас­тет уве­рен­ной в се­бе лич­но­стью, ко­то­рая не даст се­бя в оби­ду и от­сто­ит свои пра­ва.

Свя­за­но это бы­ло еще и с тем, что в опре­де­лен­ный мо­мент Ни­ко­лай II на­чал смот­реть на дочь как на свою пре­ем­ни­цу. Но по­ка об этом не го­во­ри­ли, а по­сле рож­де­ния дол­го­ждан­но­го сы­на Алек­сея во­прос и во­все был за­крыт.

Оль­га всю се­бя от­да­ва­ла чте­нию. Кни­ги в ее ком­на­те бы­ли рас­став­ле­ны бук­валь­но по­всю­ду — на тум­боч­ке, ря­дом с кро­ва­тью, под кро­ва­тью, на кро­ва­ти. Чи­та­ла на рус­ском и ан­глий­ском, а бли­же к пят­на­дца­ти са­ма на­ча­ли пи­сать, но не про­зу, а сти­хи. Ко­неч­но же, о люб­ви. Вот мы и пе­ре­шли к гла­ве про лич­ную жизнь кра­са­ви­цы Оль­ги.

На­пом­ним, Алек­сандра Фе­до­ров­на не пус­ка­ла дочь на ба­лы, где та мог­ла бы впер­вые влю­бить­ся. Лет до 17 о свет­лом и пре­крас­ном чув­стве она узна­ва­ла лишь из книг. А в 1912 го­ду к ней по­сва­тал­ся ве­ли­кий князь Дмит­рий Пав­ло­вич — на ми­ну­точ­ку, дво­ю­род­ный брат Ни­ко­лая II. Ма­мень­ку неве­сты сму­ти­ли не род­ствен­ные свя­зи, а нескры­ва­е­мая ан­ти­па­тия Дмит­рия к Гри­го­рию Рас­пу­ти­ну. На­по­ми­нать об осо­бых от­но­ше­ни­ях им­пе­ра­три­цы и при­двор­но­го це­ли­те­ля, ду­ма­ем, не сто­ит.

Через па­ру лет ру­ку и серд­це (а вме­сте с ни­ми и пол­цар­ства в при­да­чу) пред­ло­жил ру­мын­ский принц, впо­след­ствии став­ший ко­ро­лем Ка­ро­лем II.

Толь­ко пред­ставь­те на ми­ну­ту, как мог­ла бы сло­жить­ся жизнь де­вуш­ки, от­веть она «да». Точ­но не бы­ло бы то­го ужа­са, от ко­то­ро­го по­ка еще от­де­ля­ли че­ты­ре го­да. С дру­гой сто­ро­ны, оно и к луч­ше­му: бу­ду­щий ко­роль с юно­сти был из­ве­стен экс­цен­трич­ным по­ве­де­ни­ем и скан­даль­ным об­ра­зом жиз­ни.

К то­му же, стра­дал при­а­пиз­мом, тол­кав­шим его на «сек­су­аль­ные эс­ка­па­ды». Впо­след­ствии он бро­сит свою же­ну с ре­бен­ком ра­ди по­хот­ли­вой лю­бов­ни­цы.

И все же был в жиз­ни Оль­ги че­ло­век, при вос­по­ми­на­нии о ко­то­ром ее де­ви­чье серд­це на­чи­на­ло бить­ся, а ще­ки пы­ла­ли ру­мян­цем — один из вах­тен­ных на­чаль­ни­ков цар­ской ях­ты мич­ман Па­вел Алек­се­е­вич Во­ро­нов. Это к нему в сво­их днев­ни­ках ве­ли­кая княж­на об­ра­ща­лась как к та­ин­ствен­но­му С: «Ви­де­ла мое лю­би­мое С…», «Без него пу­сто…», «С. не ви­де­ла и груст­но». Ис­сле­до­ва­те­ли уве­рен­но за­яв­ля­ют, этот 25-лет­ний мо­ло­дой че­ло­век был для княж­ны сча­стьем, оза­рив­шим неве­до­мым ра­нее чув­ством глу­бо­кой и неж­ной люб­ви ее до­воль­но од­но­об­раз­ную жизнь. К со­жа­ле­нию, Во­ро­нов вы­брал дру­гую Оль­гу — фрей­ли­ну Клей­н­ми­хель, на ко­то­рой и же­нил­ся 7 фев­ра­ля 1914 го­да.

А в ско­ром вре­ме­ни на­ша Оль­га и во­все пе­ре­ста­ла ду­мать о люб­ви — в ее жиз­ни на­сту­пи­ли тем­ные вре­ме­на: от­ре­че­ние от­ца от пре­сто­ла, ссыл­ка в То­больск, а по­сле та страш­ная ночь с 16 на 17 июля, ко­гда вме­сте со сво­ей лю­би­мой се­мьей она спу­сти­лась по 23 сту­пе­ням в под­вал до­ма Ипа­тье­ва в Ека­те­рин­бур­ге, где бы­ла уби­та без су­да и след­ствия.

Ис­то­ри­ки де­лят­ся страш­ны­ми по­дроб­но­стя­ми тех кро­ва­вых 20 ми­нут. Оль­га умер­ла не сра­зу — смерть де­вуш­ки от­сро­чи­ли дра­го­цен­но­сти, вши­тые в кор­сет ее пла­тья. Па­ла­чам при­шлось про­из­ве­сти еще несколь­ко вы­стре­лов.

Ве­ли­кая княж­на Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на…

…ро­ди­лась 10 июня 1897 го­да в 10 ча­сов 40 ми­нут. До­га­дай­тесь, в честь ко­го бы­ла на­зва­на де­воч­ка? Пра­вы те, кто вновь вспом­нил про «Ев­ге­ния Оне­ги­на». Су­дя по все­му, вы­со­ко­по­став­лен­ные ро­ди­те­ли бы­ли боль­ши­ми по­клон­ни­ка­ми это­го про­из­ве­де­ния, раз да­ли на­след­ни­це со­вер­шен­но нетра­ди­ци­он­ное для ро­да Ро­ма­но­вых имя.

Ес­ли кто и был лю­би­мой доч­кой в им­пе­ра­тор­ской се­мье, то это, несо­мнен­но, Та­тья­на. Из всех се­стер она бы­ла са­мой близ­кой к Алек­сан­дре Фе­до­ровне, все­гда ста­ра­лась окру­жить ее за­бо­той и по­ко­ем. С обо­жа­е­мым па­пень­кой она так­же про­во­ди­ла мно­го вре­ме­ни.

Од­ним из их лю­би­мых за­ня­тий бы­ло рас­по­ло­жить­ся в те­ни са­да на пле­те­ных крес­лах и чи­тать друг дру­гу вслух… нет, не сти­хи или ро­ма­ны, а куль­тур­ные свод­ки из га­зет.

Та­тья­на (язык не по­во­ра­чи­ва­ет­ся на­звать ее Та­ней) бы­ла неопи­су­е­мой кра­со­ты де­вуш­кой и вы­де­ля­лась да­же на фоне сво­их утон­чен­ных се­стер.

«Она ари­сто­кра­тич­на и цар­ствен­на. Ли­цо ее ма­то­во-блед­но, толь­ко чуть-чуть ро­зо­ве­ют ще­ки, точ­но из-под ее тон­кой ко­жи про­би­ва­ет­ся ро­зо­вый ат­лас. Про­филь без­упреч­но кра­сив, он слов­но вы­то­чен из мра­мо­ра рез­цом боль­шо­го ху­дож­ни­ка», — так в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях опи­сы­ва­ла внеш­ность княж­ны фрей­ли­на им­пе­ра­три­цы Со­фья Яко­влев­на Оф­ро­си­мо­ва.

Та­тья­на (в цен­тре) в окру­же­нии се­стер

Жи­ви княж­на в на­ше вре­мя, она лег­ко мог­ла бы сде­лать мо­дель­ную ка­рье­ру с ее «то­нень­кой» фигу­рой и ро­стом 175 см, а так­же боль­ши­ми мин­дале­вид­ны­ми гла­за­ми и неве­ро­ят­но бле­стя­щи­ми каш­та­но­вы­ми во­ло­са­ми.

Од­ним из бью­ти-сек­ре­тов Та­тья­ны бы­ли ре­гу­ляр­ные опо­лас­ки­ва­ния во­лос хо­лод­ной во­дой с ка­пель­кой лю­би­мых ду­хов Coty Jasmin de Corse.

Как и ее стар­шая сест­ра, Та­тья­на бы­ла со­вер­шен­но ли­ше­на са­мо­лю­бия, от­ли­ча­лась пря­мо­ли­ней­но­стью и упор­ством и та­ки вы­учи­ла немец­кий язык, ко­то­рый дол­гое вре­мя ей со­вер­шен­но не да­вал­ся.

Сво­бод­ное от уче­бы и ру­ко­де­лия вре­мя княж­на про­во­ди­ла за иг­ра­ми со сво­им чет­ве­ро­но­гим дру­гом — фран­цуз­ским буль­до­гом Ор­ти­по. Его ей по­да­рил корнет лейб-гвар­дии Дмит­рий Яко­вле­вич Ма­лам, ко­то­рый и стал пер­вой лю­бо­вью вто­рой до­че­ри им­пе­ра­то­ра. С ним она по­зна­ко­ми­лась в гос­пи­та­ле, ку­да вме­сте с сест­ра­ми и ма­те­рью при­хо­ди­ла на­ве­стить ра­не­ных в Пер­вой ми­ро­вой войне.

Совре­мен­ни­ки су­да­чи­ли о пыл­ком ро­мане меж­ду им­пе­ра­тор­ской доч­кой и офи­це­ром, но, при­ни­мая в рас­чет те вре­ме­на и нра­вы, мож­но пред­по­ло­жить, что от­но­ше­ния влюб­лен­ных не за­хо­ди­ли даль­ше сов­мест­ных про­гу­лок по па­лу­бе от­цов­ской ях­ты и при­кос­но­ве­ния дро­жа­щих рук.

Узнав о страш­ной смер­ти Та­тья­ны, Дмит­рий ед­ва не со­шел с ума от го­ря и от­ча­ян­но ис­кал лю­бой воз­мож­но­сти рас­стать­ся с жиз­нью. Ему это уда­лось сде­лать во вре­мя боя в 1919 го­ду. Ма­ла­му бы­ло 28 лет.

Ве­ли­кая княж­на Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на…

…ро­ди­лась 26 июня 1899 го­да в 12:10 и ед­ва не сто­и­ла сво­ей ма­те­ри жиз­ни. Тре­тья бе­ре­мен­ность Алек­сан­дры Фе­до­ров­ны про­хо­ди­ла тя­же­ло — она несколь­ко раз па­да­ла в об­мо­ро­ки и по­след­ние че­ты­ре ме­ся­ца вы­нуж­де­на бы­ла пе­ре­дви­гать­ся на ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке. «Ка­кое сча­стье, что все за­кон­чи­лось бла­го­по­луч­но!.. Жаль, что ро­дил­ся не сын… Но мы ра­ды все рав­но — ка­кая к то­му важ­ность — маль­чик или де­воч­ка», — от­ме­ти­ла в сво­ем днев­ни­ке невест­ка им­пе­ра­три­цы.

Но­во­рож­ден­ную на­зва­ли про­стым рус­ским име­нем Ма­ша. На этот раз не бы­ло ни­ка­ких от­сы­лок к про­из­ве­де­ни­ям оте­че­ствен­ных клас­си­ков, про­сто папА, по­смот­рев в без­дон­ные тем­но-си­ние гла­за до­че­ри, ре­шил, что бу­дет имен­но так.

У Ма­рии рус­ским бы­ло не толь­ко имя, но и внеш­ность «кровь с мо­ло­ком» — со­бо­ли­ные бро­ви, яр­кий ру­мя­нец, свет­ло-ру­сые во­ло­сы, круп­ная фигу­ра, а еще си­луш­ка-си­ла.

Да та­кая, что под­рос­шая де­вуш­ка лег­ко мог­ла взять на ру­ки од­ну из сво­их хруп­ких гу­вер­нан­ток и под ее гром­кий визг пе­ре­не­сти из од­ной ком­на­ты в дру­гую.

Ма­ри от­ли­ча­лась крот­ким нра­вом, но раз в ме­сяц пре­вра­ща­лась в на­сто­я­щую фу­рию — впа­да­ла в ис­те­ри­ки, ру­га­лась и го­во­ри­ла всем га­до­сти. Жен­щи­ны на­вер­ня­ка до­га­да­лись, что бы­ло то­му при­чи­ной. Им­пе­ра­три­ца и ее до­че­ри на­зы­ва­ли это вре­мя «ви­зи­том ма­дам Бэк­кер».

Язы­ки, ариф­ме­ти­ка, пись­мо и дру­гие пред­ме­ты школь­но­го обу­че­ния ма­ло ин­те­ре­со­ва­ли Маш­ку (так к ней об­ра­щал­ся млад­ший брат Алек­сей), да и осо­бых успе­хов она в них не де­ла­ла — все мыс­ли де­вуш­ки бы­ли за­ня­ты… пред­сто­я­щим за­му­же­ством.

Об этом не зна­ли ни отец с ма­те­рью, ни сест­ры, ни тот, за ко­го Ма­ри со­би­ра­лась за­муж. Соб­ствен­но, это­го прин­ца на бе­лом коне в при­ро­де во­об­ще не су­ще­ство­ва­ло, про­сто де­вуш­ке очень нра­ви­лось фан­та­зи­ро­вать, как она станет же­ной сол­да­та и ро­дит ему ми­ни­мум 20 де­тей. Эти­ми пла­на­ми она по­де­ли­лась со сво­ей ня­ней мисс Игер, ли­шив бла­го­нрав­ную ир­ланд­ку сна на по­сле­ду­ю­щие па­ру недель.

Боль­шим по­клон­ни­ком Ма­рии Ро­ма­но­вой был лорд Маунт­бет­тен. Зна­ко­мое имя? Все вер­но — тот са­мый дво­ю­род­ный дед прин­ца Чарль­за, ко­то­рый со­ве­то­вал сы­ну Ели­за­ве­ты II иметь как мож­но боль­ше сек­су­аль­ных свя­зей до же­нить­бы.

Что ка­са­ет­ся доч­ки им­пе­ра­то­ра, то к ней этот бри­тан­ский ло­ве­лас ис­пы­ты­вал ис­клю­чи­тель­но пла­то­ни­че­ские чув­ства. Хо­тя не скры­вал, что не прочь был бы же­нить­ся на сво­ей рус­ской ку­зине. Ни его же­ла­ни­ям, ни меч­там са­мой Ма­ри о се­мей­ной жиз­ни не суж­де­но бы­ло сбыть­ся — через ме­сяц по­сле сво­е­го 19-ле­тия эта пре­крас­ная осо­ба бы­ла звер­ски уби­та.

Ве­ли­кая княж­на Ана­ста­сия Ни­ко­ла­ев­на…

…ро­ди­лась 18 июня 1901 го­да. «Ка­кое разо­ча­ро­ва­ние! 4-я де­воч­ка! Ее на­зва­ли Ана­ста­сия. Ма­ма мне те­ле­гра­фи­ро­ва­ла о том же и пи­шет: ''Аликс опять ро­ди­ла дочь''», — да­же спу­стя бо­лее ве­ка эти строч­ки пе­ре­да­ют все то горь­кое разо­ча­ро­ва­ние, ко­то­рое пе­ре­жи­ла кня­ги­ня Ксе­ния, ее брат Ни­ко­лай II и все осталь­ные пред­ста­ви­те­ли мо­нар­шей се­мьи. В неко­то­рых ис­точ­ни­ках пи­шут, что им­пе­ра­тор был так оби­жен на су­пру­гу, что ка­кое-то вре­мя не ре­шал­ся на­ве­стить ее с но­во­рож­ден­ной.

Вско­ре оби­да про­шла (ес­ли во­об­ще бы­ла), и Аликс с Ни­ки, а так­же че­ты­ре их доч­ки, вновь ста­ли боль­шой, друж­ной се­мьей. Ма­лень­кая Ана­ста­сия не да­ва­ла по­коя ни сво­им ро­ди­те­лям, ни сест­рам. «На­ша На­стась­ка», «Швы­б­зик», — имен­но так до­мо­чад­цы об­ра­ща­лись к са­мой млад­шей из кня­жон, от­ли­чав­шей­ся неуго­мон­ной энер­ги­ей и же­ла­ни­ем кру­шить все на сво­ем пу­ти. А еще ее на­зы­ва­ли «ку­быш­кой» — за неболь­шой рост в 156 см и плот­ное те­ло­сло­же­ние.

Боль­ше всех ко­ре­на­стой и негра­ци­оз­ной фигу­рой Ана­ста­сии бы­ла оза­бо­че­на ее мамА.

В од­ном из пи­сем к сво­ей фрей­лине и бли­жай­шей по­дру­ге Анне Вы­ру­бо­вой Алек­сандра Фе­до­ров­на се­то­ва­ла на слиш­ком упи­тан­ную дочь, ее ши­ро­кую та­лию и ко­рот­кие но­ги. Се­го­дня бы та­кое на­зва­ли бо­ди­шей­мин­гом!

На­стась­ка бы­ла на­сто­я­щей его­зой, и при­двор­но­му учи­те­лю Пье­ру Жи­лья­ру не раз при­хо­ди­лось си­лой удер­жи­вать непо­се­ду за пар­той. Нерв­ной си­сте­ме пре­по­да­ва­те­ля мож­но лишь по­за­ви­до­вать: уче­ни­ца не от­ли­ча­лась вни­ма­тель­но­стью, пи­са­ла с боль­шим ко­ли­че­ством оши­бок, а ариф­ме­ти­ку и во­все счи­та­ла «свин­ством», о чем не раз за­яв­ля­ла ему в ли­цо.

Вот уж где пре­успе­ла Ана­ста­сия, так это в до­маш­них те­ат­раль­ных по­ста­нов­ках. О, ка­кая бы ак­три­са мог­ла из нее по­лу­чить­ся, ес­ли бы жизнь сло­жи­лась чуть ина­че!.. Де­вуш­ка при­ду­мы­ва­ла все — от сце­на­рия, в ко­то­ром на­хо­ди­ла роль для всех чле­нов се­мьи и при­слу­ги, до под­бо­ра ко­стю­мов.

О лич­ной жиз­ни млад­шей из се­стер Ро­ма­но­вых нет ни­ка­кой ин­фор­ма­ции, да и го­во­рить-то не о чем.

На мо­мент смер­ти де­вуш­ке ед­ва ис­пол­ни­лось 17 лет — ка­кие тут ка­ва­ле­ры…

Та ночь, что ста­ла по­след­ней для цар­ской се­мьи, для Ана­ста­сии бы­ла осо­бен­но кро­ва­вой. До­про­шен­ные сле­до­ва­те­лем Ни­ко­ла­ем Со­ко­ло­вым от­ме­ча­ли, что де­вуш­ка доль­ше всех со­про­тив­ля­лась смер­ти — уже се­рьез­но ра­нен­ную ее «при­шлось» до­би­вать при­кла­да­ми и шты­ка­ми.

Несмот­ря на бес­слав­ную кон­чи­ну, имя Ана­ста­сии еще дол­го бы­ло у всех на устах, ведь через три го­да по­сле тех тра­ги­че­ских со­бы­тий в Бер­лине по­яви­лась ин­фор­ма­ция, что од­ной из се­стер уда­лось вы­жить. Некая Ан­на Ан­дер­сон уве­ря­ла, что она и есть млад­шая дочь рус­ско­го им­пе­ра­то­ра, чу­дом спа­сен­ная од­ним из тех, кто це­лил­ся в нее.

То бы­ла дол­гая ис­то­рия, за­кон­чив­ша­я­ся тем, что Ан­ну-Ана­ста­сию от­пра­ви­ли в кли­ни­ку для ду­шев­но­боль­ных, а по­сле — в Аме­ри­ку, где она еще дол­гое вре­мя пы­та­лась до­ка­зать свое вы­со­кое про­ис­хож­де­ние.

Смот­реть га­ле­рею

На этом за­вер­ша­ет­ся и на­ша ис­то­рия. До­ба­вим лишь в кон­це несколь­ко лю­бо­пыт­ных фак­тов: 

млад­шие сест­ры до­на­ши­ва­ли ве­щи за стар­ши­ми. Им до­ста­ва­лись не толь­ко вы­ход­ные пла­тья, но и по­все­днев­ная одеж­да, а так­же ноч­ные ру­баш­ки; ран­ним утром де­вуш­ки при­ни­ма­ли хо­лод­ные ван­ны, ве­че­ром — теп­лые, ку­да неиз­мен­но до­бав­ля­ли по па­ре ка­пель ду­хов; по до­сти­же­нии 12-лет­не­го воз­рас­та каж­дая из се­стер по­лу­чи­ла в по­да­рок по зо­ло­то­му брас­ле­ту, ко­то­рые они но­си­ли, не сни­мая. За них это сде­ла­ли их убий­цы;
на все дни рож­де­ния и име­ни­ны Оль­ге, Та­тьяне, Ма­рии и Ана­ста­сии ро­ди­те­ли пре­зен­то­ва­ли по од­ной жем­чу­жине и од­но­му брил­ли­ан­ту. Та­ким хит­рым об­ра­зом каж­дая из них со­би­ра­ла свое соб­ствен­ное ко­лье; 
глав­ной сла­бо­стью Алек­сан­дры Фе­до­ров­ны и ее до­че­рей бы­ли ду­хи. Су­пру­га ца­ря не из­ме­ня­ла лю­би­мо­му аро­ма­ту «Бе­лая ро­за» бри­тан­ско­го пар­фю­мер­но­го До­ма Atkinsons. За­пах был со­здан в Лон­доне в 1910 го­ду и проч­но обос­но­вал­ся на туа­лет­ном сто­ли­ке им­пе­ра­три­цы. Та на­хо­ди­ла его «чи­стым и без­гра­нич­но сла­дост­ным»; 
Ван­ные ком­на­ты се­стер укра­ша­ли изящ­ные фла­ко­ны фран­цуз­ско­го До­ма Coty. Лю­би­мы­ми ду­ха­ми Оль­ги бы­ли La Rose Jacqueminot («Чай­ная ро­за»), Та­тья­ны — Jasmin de Corse («Кор­си­кан­ский жас­мин»), Ма­рии — Lilas Pourpre («Пур­пур­ная ли­лия»), Ана­ста­сии — La Violette Pourpre («Пур­пур­ная фиал­ка»);
в пе­ре­пис­ке друг с дру­гом сест­ры ис­поль­зо­ва­ли аб­бре­ви­а­ту­ру ОТМА, со­став­лен­ную из пер­вых букв их имен по стар­шин­ству — Оль­га, Та­тья­на, Ма­рия, Ана­ста­сия; у каж­дой из се­стер бы­ло про­зви­ще — «Дочь От­ца» (Оль­га), «Гу­вер­нант­ка» (Та­тья­на), «Ма­дам Бэк­кер» (Ма­рия), «Швы­б­зик» (Ана­ста­сия).
Пе­рей­ти к об­суж­де­нию 3

Ис­точ­ник: woman.ru

Среда 17 Июля 2019 07:57 / Новости / Шоу-бизнес

<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: сестер, жизни, татьяна, ольга

:

«Провинциальное удивление»: Виктория Боня поделилась первыми впечатлениями от жизни в Лондоне

Две недели назад Виктория Боня и ее 7-летняя дочь Анджелина Смерфит переехали из Монако в Лондон. 12 сентября инстаграм-звезда поведала фолловерам о своих первых впечатлениях от жизни в новом городе. Виктория Боня 1 сентября Виктория Боня поделилась с поклонниками неожиданной новостью: вместе с дочкой Анджелиной она переехала из Монако, где жила последние несколько лет, в Лондон. Бывшая участница «Дома-2» потихоньку обживается в новом месте: она уже отдала дочь в местную школу и отметила новоселье в кругу подруг. На днях Виктория рассказала фанатам о своих первых впечатлениях от Лондона и жизни в нем.  «Здесь такое удовольствие ходить пешком. Отвыкла от того, что город может быть таким большим. У меня провинциальное удивление, как было раньше», — поделилась Боня. «Первый раз приехав в Москву в 11 лет, я это прочувствовала: едем в метро уже 40 минут, выходим — а город не заканчивается. У меня был культурный шок. После восьми лет жизни в Монако у меня такое же ощущение, что Лондон не заканчивается», — продолжила 39-летняя знаменитость. Смотреть галерею Также...
>>





© 2011 - 2019 ladiesnews.net