«Я чайка»: все о Валентине Караваевой — актрисе, которая из-за шрама на лице не могла играть в кино, сбежала от мужа-миллионера и сошла с ума

Видео по теме:

Валентина Толкунова, Лев Лещенко "Осень"

Радиоактивный человек в радиоактивном мире

Валентина Минская стала первой святой XXI века

Сериал "Не ври мне", серия "Валентина Калабина"

Сиреневый макияж для Дня Святого Валентина

Воскресенье 18 Августа 2019 22:06 / Новости / Шоу-бизнес

<< предыдущая новостьследующая новость >>

Меч­та — это то, что нас мо­ти­ви­ру­ет, од­на­ко по­рой она же нас и гу­бит. Woman.ru рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рию со­вет­ской ак­три­сы Ва­лен­ти­ны Ка­ра­ва­е­вой, ко­то­рая так и не сми­ри­лась с тем, что из-за трав­мы боль­ше не мо­жет иг­рать в ки­но. Ва­лен­ти­на Ка­ра­ва­е­ва в филь­ме «Ма­шень­ка»

В во­ен­ные го­ды со­вет­ским сол­да­там как ни­ко­гда нуж­на бы­ла ве­ра во что-то свет­лое, доб­рое, на­сто­я­щее. Та­кой для них ста­ла Ма­шень­ка — ге­ро­и­ня од­но­имен­но­го филь­ма в ис­пол­не­нии Ва­лен­ти­ны Ка­ра­ва­е­вой. По­да­рив лю­дям на­де­жу на луч­шее, ак­три­са, увы, са­ма вско­ре ее утра­ти­ла, так и не су­мев най­ти в се­бе си­лы жить пол­но­цен­ной жиз­нью.

Ва­лен­ти­на Ива­нов­на умер­ла в сво­ей квар­ти­ре: ее на­шли ле­жа­щей на по­лу в ле­дя­ной во­де, а над ней под по­тол­ком па­ри­ла бе­лая бу­маж­ная пти­ца.

Это бы­ла чай­ка из пье­сы Че­хо­ва — Ка­ра­ва­е­ва всю свою жизнь меч­та­ла сыг­рать роль Ни­ны За­реч­ной. И эта меч­та до­ве­ла ее до су­ма­сше­ствия.

Ви­жу цель, иду к це­ли

Бу­ду­щая звез­да со­вет­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа ро­ди­лась 28 мая 1921 го­да в Твер­ской гу­бер­нии, го­род Выш­ний Во­ло­чек. Ро­ди­те­ли на­зва­ли дочь Ал­лой, од­на­ко уже в пять лет де­воч­ка на­рек­ла се­бя Ва­лен­ти­ной, счи­тая, что это имя боль­ше под­хо­дит для ар­тист­ки. А ар­тист­кой Ка­ра­ва­е­ва меч­та­ла стать бук­валь­но с пе­ле­нок. От­ку­да в ма­лыш­ке бы­ло столь­ко рве­ния, непо­нят­но, ведь ее ма­ма и па­па бы­ли обыч­ны­ми ра­бо­чи­ми.

Се­мья Ка­ра­ва­е­вой жи­ла бед­но: еды не все­гда хва­та­ло, а в хо­лод­ное вре­мя го­да дом бы­ло невоз­мож­но со­греть.

В но­яб­ре 1931 го­да Ва­ля за­бо­ле­ла ту­бер­ку­ле­зом. Про­гно­зы бы­ли неуте­ши­тель­ны­ми: ле­жа в боль­ни­це, 10-лет­няя де­воч­ка мед­лен­но уга­са­ла.

Чтобы хоть как-то при­обод­рить Ва­лю, со­сед­ка по па­ла­те по­да­ри­ла ей то­мик Че­хо­ва. В Нине За­реч­ной из пье­сы «Чай­ка» юная Ва­ля узна­ла се­бя — те же меч­ты о сцене, сла­ве, сво­бод­ной и кра­си­вой жиз­ни. Де­воч­ка вы­ка­раб­ка­лась и с тех пор мни­ла се­бя Чай­кой, меч­та­ла од­на­жды сыг­рать Ни­ну За­реч­ную в ки­но.

В пя­том клас­се юная упря­ми­ца твер­до за­яви­ла: «В шко­лу боль­ше хо­дить не бу­ду». И ста­ла уси­лен­но го­то­вить­ся к эк­за­ме­нам, чтобы окон­чить экс­тер­ном. Па­рал­лель­но Ва­ля ра­зу­чи­ва­ла сти­хи и мо­но­ло­ги, пе­ла пес­ни, разыг­ры­ва­ла сцен­ки и… пи­са­ла в раз­лич­ные те­ат­раль­ные шко­лы с прось­бой дать ей воз­мож­ность обу­чить­ся ак­тер­ско­му ис­кус­ству. Не по­лу­чив от­ве­та ни из од­но­го учре­жде­ния, в 1935-м 14-лет­няя Ка­ра­ва­е­ва ре­ши­ла ид­ти ва-банк: де­воч­ка на­пи­са­ла пись­мо са­мо­му Ста­ли­ну. «Раз­ре­ши­те мне стать ак­три­сой, чтобы слу­жить на­ше­му ис­кус­ству», — гла­си­ли по­след­ние стро­ки по­сла­ния Ва­ли.

Из Крем­ля от­ве­ча­ли крайне ред­ко, но Ка­ра­ва­е­вой по­вез­ло. Ей при­шло при­гла­ше­ние на обу­че­ние в шко­лу при «Мос­филь­ме». Ва­ля сбе­жа­ла из до­ма, лишь оста­вив ро­ди­те­лям за­пис­ку «Еду в Моск­ву, чтобы стать ак­три­сой». Она зна­ла, что та­ким об­ра­зом сде­ла­ет род­ным очень боль­но, но по­ни­ма­ла, что дру­го­го вы­хо­да у нее нет: ро­ди­те­ли ни за что не от­пу­сти­ли бы дочь в сто­ли­цу. Да и не на что бы­ло.

Так, без ко­пей­ки де­нег Ва­ля до­бра­лась до Моск­вы, от вок­за­ла до «Мос­филь­ма» до­шла пеш­ком.

Ее сра­зу при­ня­ли в ря­ды уча­щих­ся, вы­де­ли­ли об­ще­жи­тие, сти­пен­дию, взя­ли под кол­лек­тив­ную опе­ку. Бы­ло вид­но, что кто-то мо­гу­ще­ствен­ный взял де­воч­ку под свое кры­ло: Ва­лен­ти­на ве­ри­ла, что это Ста­лин.

Ка­ра­ва­е­ва по­па­ла на курс к зна­ме­ни­то­му ки­но­ре­жис­се­ру Юлию Райз­ма­ну. Ва­ля учи­лась удар­но, са­мо­заб­вен­но, на­стой­чи­во, чем при­влек­ла вни­ма­ние на­став­ни­ка. Юлия Яко­вле­ви­ча по­ра­жа­ла аб­со­лют­ная от­да­ча Ва­лен­ти­ны, ее без­услов­ный ак­тер­ский та­лант и бой­кость, с ко­то­рой она бра­лась за лю­бые за­да­чи. Уже через несколь­ко ме­ся­цев Ка­ра­ва­е­ва сыг­ра­ла свои пер­вые эпи­зо­ди­че­ские ро­ли.

«Ма­шень­ка»

В 1941 го­ду Ка­ра­ва­е­ва за­вер­ша­ла обу­че­ние в шко­ле при «Мос­филь­ме», как неожи­дан­но гря­ну­ла вой­на. Ста­лин от­дал луч­шим ки­не­ма­то­гра­фи­стам стра­ны рас­по­ря­же­ние: для под­дер­жа­ния мо­раль­но­го ду­ха в ты­лу и на фрон­те в крат­чай­шие сро­ки снять несколь­ко во­оду­шев­ля­ю­щих во­ен­ных кар­тин. Райз­ман был сре­ди тех, кто при­нял­ся ис­пол­нять при­каз.

Юлий Яко­вле­вич за­ду­мал снять кар­ти­ну о люб­ви поч­то­вой слу­жа­щей и шо­фе­ра. Фильм по­лу­чил на­зва­ние «Ма­шень­ка».

Несмот­ря на стро­гое рас­по­ря­же­ние свер­ху, Райз­ман ни­как не мог при­сту­пить к съем­кам — не бы­ло глав­ной ге­ро­и­ни. Все пре­тен­дент­ки, про­шед­шие ка­стинг (в том чис­ле и Ва­ля), его не устро­и­ли. Юлий Яко­вле­вич по­ни­мал, ка­кая от­вет­ствен­ность на нем ле­жит и ис­кал де­вуш­ку, спо­соб­ную все­лить в бой­цов ве­ру в луч­шее и на­деж­ду на по­бе­ду. Ре­жис­сер уже ду­мал от­ло­жить съем­ки, но на­стыр­ная Ка­ра­ва­е­ва убе­ди­ла учи­те­ля дать ей еще один шанс. Но­вые про­бы по­ко­ри­ли всю съе­моч­ную груп­пу, и Райз­ман тут же утвер­дил мо­ло­дую ак­три­су на глав­ную роль.

Фильм сни­ма­ли чуть боль­ше го­да. Съем­ки на­ча­лись в Москве, но очень ско­ро «Мос­фильм» эва­ку­и­ро­ва­ли в Ал­ма-Аты, ку­да пе­ре­бра­лась и вся съе­моч­ная груп­па. Толь­ко то­гда, через шесть лет по­сле по­бе­га из до­ма, Ка­ра­ва­е­ва впер­вые на­пи­са­ла ро­ди­те­лям. «Един­ствен­ная, до­ро­гая моя ма­туш­ка, что-то очень мне тя­же­ло. Неко­му ска­зать боль­ше, а серд­це рвет­ся… Ма­моч­ка, Ма­шень­ка для ме­ня — это жизнь. Ну, пусть все, все бу­дет от­ня­то у ме­ня, но чтоб я ста­ла го­ря­чей и хо­ро­шей Ма­шень­кой», — де­ли­лась пе­ре­жи­ва­ни­я­ми Ва­ля.

Кто бы мог по­ду­мать, что ее сло­ва ока­жут­ся та­ки­ми про­ро­че­ски­ми: судь­ба по­да­рит ак­три­се эту дол­го­ждан­ную звезд­ную роль, а по­том от­бе­рет все в один миг.

С каж­дым съе­моч­ным днем Райз­ман убеж­дал­ся, что не про­га­дал, взяв в кар­ти­ну ни­ко­му неиз­вест­ную ак­три­су. Ка­ра­ва­е­ва жи­ла сво­ей ро­лью, иг­ра­ла очень ду­шев­но. Она бы­ла та­кой лег­кой, неж­ной и оба­я­тель­ной, что во вре­мя ее сцен съе­моч­ная груп­па за­ми­ра­ла. Как-то раз Юлий Яко­вле­вич ска­зал од­но­му из сво­их ас­си­стен­тов: «На этой съе­моч­ной пло­щад­ке рож­да­ет­ся ве­ли­кая ак­три­са».

Но и вне пло­щад­ки Ва­ля, ка­жет­ся, не вы­хо­ди­ла из об­ра­за, из-за че­го мно­гие счи­та­ли ее стран­ной. Она не жи­ла жизнь, она в нее иг­ра­ла, но ве­ри­ла, буд­то жи­вет. Так, ко­гда ста­ло из­вест­но о том, что Ва­лен­ти­на по­лу­чи­ла Ста­лин­скую пре­мию, каж­дую ми­ну­ту к ней в ком­на­ту кто-то за­гля­ды­вал и со­об­щал ра­дост­ные но­во­сти. Со­сед­ка Ка­ра­ва­е­вой по­ра­зи­лась то­му, как убе­ди­тель­но раз за ра­зом та разыг­ры­ва­ла изум­ле­ние. «Что вы, я ни­че­го не знаю. Вы пер­вый со­об­ща­е­те мне. Спа­си­бо вам, спа­си­бо!» — го­во­ри­ла Ка­ра­ва­е­ва и при­ни­ма­лась це­ло­вать го­стя.

К сло­ву, Ва­лен­ти­на удо­сто­и­лась Ста­лин­ской пре­мии в 21 год, та­ким об­ра­зом став са­мым мо­ло­дым ее ла­у­ре­а­том. На­гра­ды ран­гом вы­ше в стране про­сто не бы­ло. Мо­же­те се­бе пред­ста­вить уро­вень при­зна­ния ар­тист­ки?

Фильм «Ма­шень­ка» имел гран­ди­оз­ный успех: для сол­дат глав­ная ге­ро­и­ня ста­ла сим­во­лом на­деж­ды, каж­дый из них, смот­ря на экран, вспо­ми­нал свою Ма­шень­ку, дом, теп­ло, уют. Эта кар­ти­на на­пом­ни­ла бой­цам, что они сра­жа­ют­ся ра­ди сво­их лю­би­мых, ра­ди мир­но­го неба над го­ло­вой.

«Сни­мать­ся я смо­гу?!»

Ва­лен­ти­на на­хо­ди­лась на седь­мом небе от сча­стья — ее та­лант при­зна­ли. Она — Чай­ка. Сво­бод­ная, окры­лен­ная, го­то­вая со­зи­дать. Юлий Яко­вле­вич был так впе­чат­лен ра­бо­той с Ва­лей, что по­звал ее в свой сле­ду­ю­щий фильм «Небо Моск­вы». Это был пер­вый и един­ствен­ный слу­чай, ко­гда Райз­ман сни­мал ак­три­су два­жды — да­же за­слу­жен­ные ар­тист­ки не удо­ста­и­ва­лись та­кой че­сти. Ка­ра­ва­е­ва, есте­ствен­но, со­гла­си­лась, па­рал­лель­но при­няв пред­ло­же­ние снять­ся в глав­ной ро­ли в кар­тине о Зое Кос­мо­де­мьян­ской. Меч­та!

1943 год. Но­вую лен­ту Райз­ма­на сни­ма­ли в ты­ло­вом го­ро­де Куй­бы­ше­ве. Бу­дучи те­перь уже зна­ме­ни­той ар­тист­кой, Ва­лен­ти­на пе­ре­дви­га­лась на лич­ном ав­то­мо­би­ле с во­ди­те­лем. Ран­ним утром по до­ро­ге на съем­ки ма­ши­ну за­нес­ло и она на пол­ном хо­ду вле­те­ла в трам­вай. Во­ди­тель по­гиб на ме­сте, Ка­ра­ва­е­ву же в крайне тя­же­лом со­сто­я­нии сроч­но до­ста­ви­ли в бли­жай­ший во­ен­ный гос­пи­таль.

Вра­чи с тру­дом спас­ли ак­три­се жизнь. При­дя в со­зна­ние, Ва­лен­ти­на в первую оче­редь по­про­си­ла зер­ка­ло, но уви­де­ла лишь свои гла­за — ли­цо бы­ло пол­но­стью пе­ре­бин­то­ва­но.

«Жизнь вне опас­но­сти. Но, к со­жа­ле­нию, де­тей вы иметь не смо­же­те ни­ко­гда», — про­зву­ча­ли сло­ва док­то­ра.

Од­на­ко Ка­ра­ва­е­ва буд­то не слы­ша­ла страш­но­го при­го­во­ра и за­да­ла глав­ный ин­те­ре­су­ю­щий ее во­прос: «А сни­мать­ся? Сни­мать­ся я смо­гу?!». Точ­но­го от­ве­та у спе­ци­а­ли­стов не бы­ло — тре­бо­ва­лись еще опе­ра­ции.

Через несколь­ко дней Ва­лен­ти­на уви­де­ла, что скры­ва­лось под сло­я­ми бин­та — от уха до под­бо­род­ка про­сти­рал­ся огром­ный глу­бо­кий шрам. Неров­ная баг­ро­вая по­ло­са за­мет­но со­ста­ри­ла ак­три­су, она ед­ва се­бя узна­ва­ла. По­втор­ные опе­ра­ции си­ту­а­цию не ис­пра­ви­ли: Ка­ра­ва­е­вой пред­сто­я­ло учить­ся жить с изуро­до­ван­ным ли­цом. Ро­ли в филь­мах «Небо Моск­вы» и «Зоя» бы­ли от­да­ны дру­гим ак­три­сам. Но­вых пред­ло­же­ний не по­сту­па­ло.

За­муж за ан­глий­ско­го лор­да

Ва­лен­ти­на ни­как не мог­ла сми­рить­ся со сво­им от­ра­же­ни­ем в зер­ка­ле. С тех пор она не вы­хо­ди­ла из до­ма без тол­сто­го слоя гри­ма, а фо­то­гра­фи­ро­ва­лась все­гда толь­ко с од­но­го ра­кур­са.

Но­вых про­ек­тов 22-лет­ней Ка­ра­ва­е­вой не пред­ла­га­ли, и она са­ма на про­тя­же­нии двух лет оби­ва­ла по­ро­ги, умо­ляя, чтобы ей да­ли хоть ка­кую-ни­будь роль. Без­успеш­но. Ре­жис­се­ры хва­ли­ли ее та­лант, по­сле че­го веж­ли­во от­ка­зы­ва­ли.

В 1945 го­ду жизнь Ва­лен­ти­ны в корне из­ме­ни­лась. На од­ном из при­е­мов в ан­глий­ском по­соль­стве (по дру­гой вер­сии — в лиф­те, а по тре­тьей — зна­ком­ство и во­все бы­ло за­оч­ным) ак­три­са по­зна­ко­ми­лась с ди­пло­ма­том Джор­джем Ча­п­ме­ном.

На­след­ник мно­го­мил­ли­он­но­го со­сто­я­ния мо­мен­таль­но влю­бил­ся в де­вуш­ку. Ка­жет­ся, он един­ствен­ный не за­ме­чал ее шра­ма на ли­це.

Спу­стя ме­сяц кра­си­вых и до­ро­гих уха­жи­ва­ний Джордж сде­лал Ва­лен­тине пред­ло­же­ние ру­ки и серд­ца. Она со­гла­си­лась. И сно­ва уда­ча: на­вер­ху брак со­вет­ской ак­три­сы с ино­стран­цем одоб­ри­ли.

Джордж Ча­п­мен

В тот же пе­ри­од вре­ме­ни у Ка­ра­ва­е­вой неожи­дан­но по­яви­лась ра­бо­та: ее при­ня­ли в те­атр Мос­со­ве­та. Там же ис­пол­ни­лась ее за­вет­ная меч­та — сыг­рать в «Чай­ке». По­чти ис­пол­ни­лась… Ва­лен­ти­на гре­зи­ла ро­лью Ни­ны За­реч­ной в ки­но, но в ее по­ло­же­нии вы­би­рать не при­хо­ди­лось.

Од­на­ко вме­сто бла­го­дар­но­сти ре­жис­сер и его груп­па по­лу­чи­ли од­ни лишь про­бле­мы. Кол­ле­ги Ка­ра­ва­е­вой по сцене вспо­ми­на­ли, что она бы­ла невы­но­си­мой: 24-лет­няя ак­три­са учи­ла име­ни­тых ар­ти­стов иг­рать! Бес­ко­неч­ные пе­ре­пал­ки, брань и со­рван­ные от кри­ков го­ло­са ре­гу­ляр­но со­про­вож­да­ли ре­пе­ти­ции. Ва­лен­ти­на не ви­де­ла в сво­ем по­ве­де­нии ни­че­го предо­су­ди­тель­но­го, ведь она точ­но зна­ла: в то вре­мя как дру­гие ак­те­ры иг­ра­ли ро­ли, она сво­ей ро­лью жи­ла. По­это­му зна­ла, как луч­ше.

Пре­мье­ра спек­так­ля сов­па­ла с Днем По­бе­ды: «Чай­ку» ждал гран­ди­оз­ный успех. Ка­ра­ва­е­ву на­зы­ва­ли ге­ни­аль­ной те­ат­раль­ной ар­тист­кой, в то вре­мя как она хо­те­ла быть при­знан­ной ак­три­сой ки­но.

И вдруг, на са­мом пи­ке сла­вы, отыг­рав все­го пять спек­так­лей «Чай­ки», Ва­лен­ти­на по­ки­ну­ла те­атр (по дру­гим дан­ным, ре­жис­сер не вы­дер­жал и уво­лил ак­три­су).

Вско­ре по­сле это­го Ка­ра­ва­е­ва со­гла­си­лась на пред­ло­же­ние му­жа по­ки­нуть стра­ну и уле­теть в Ве­ли­ко­бри­та­нию. Ва­лен­ти­на не скры­ва­ла, что на­де­ет­ся за гра­ни­цей из­ба­вить­ся от урод­ли­во­го шра­ма, ко­то­рый ме­шал ее ка­рье­ре. «Я не вос­тре­бо­ва­на здесь как ак­три­са. Я, ла­у­ре­ат Ста­лин­ской пре­мии, мо­гу сыг­рать еще мно­го ро­лей, ес­ли мне бу­дет ока­за­на ме­ди­цин­ская по­мощь за гра­ни­цей. Я бы­ла и оста­юсь со­вет­ским че­ло­ве­ком, вер­ным ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, но про­шу дать мне воз­мож­ность уехать из Со­ю­за», — пи­са­ла Ка­ра­ва­е­ва Ста­ли­ну, как ко­гда-то в дет­стве. Как ни стран­но, ей да­ли раз­ре­ше­ние на вы­езд. В те го­ды о Ва­лен­тине и ее за­му­же­стве хо­ди­ло мно­го слу­хов, од­на­ко оче­вид­цы уве­ря­ли, что она дей­стви­тель­но лю­би­ла су­пру­га. Хо­тя нель­зя от­ри­цать и то­го фак­та, что ее очень за­бо­ти­ла соб­ствен­ная внеш­ность.

В Ве­ли­ко­бри­та­нии Ка­ра­ва­е­ва быст­ро осво­и­лась: вы­учи­ла ан­глий­ский язык, ста­ла мно­го пу­те­ше­ство­вать с су­пру­гом, по­се­щать раз­лич­ные свет­ские ра­у­ты и зна­ко­мить­ся с из­вест­ней­ши­ми людь­ми пла­не­ты (на­при­мер, с Уин­сто­ном Чер­чил­лем). Бо­га­тая жизнь от­ра­зи­лась и на ха­рак­те­ре ак­три­сы: она ста­ла ка­приз­ной, при­дир­чи­вой и мог­ла устро­ить скан­дал из-за пу­стя­ка. Вско­ре Ка­ра­ва­е­ва на день­ги му­жа от­кры­ла в Же­не­ве те­атр, при­мой и ре­жис­се­ром ко­то­ро­го ста­ла она са­ма. Един­ствен­ная по­ста­нов­ка те­ат­ра, как неслож­но до­га­дать­ся, — «Чай­ка». Но вско­ре ак­три­се это на­ску­чи­ло — ее зри­те­ля­ми бы­ли несколь­ко де­сят­ков эми­гран­тов, в то вре­мя как она меч­та­ла о мил­ли­о­нах. А для это­го ей необ­хо­ди­мо бы­ло вер­нуть­ся в ки­но…

В 1948 го­ду ак­три­са на­ко­нец при­ле­те­ла с му­жем в Швей­ца­рию в на­деж­де, что там ей вер­нут ее кра­со­ту. В луч­шей кли­ни­ке стра­ны Ва­лен­тине сде­ла­ли две пла­сти­че­ские опе­ра­ции: шрам стал тонь­ше, но из­ба­вить­ся от него со­всем не по­лу­чи­лось — слиш­ком уж гру­бо по­ра­бо­та­ли со­вет­ские вра­чи.

Что еще ху­же: вслед­ствие хи­рур­ги­че­ских вме­ша­тельств у Ка­ра­ва­е­вой вдруг оне­ме­ла верх­няя гу­ба, по­явил­ся нерв­ный тик. Ар­тист­ка бы­ла раз­дав­ле­на.

Лю­дей с тех пор, в том чис­ле и му­жа, она из­бе­га­ла. Тем не ме­нее, упря­мая от при­ро­ды, Ва­лен­ти­на не при­вык­ла сда­вать­ся. Она ре­ши­ла пред­при­нять по­след­нюю по­пыт­ку сно­ва во­рвать­ся в ки­не­ма­то­граф. А для это­го ей нуж­но бы­ло вер­нуть­ся на ро­ди­ну. Ка­ра­ва­е­ва ве­ри­ла, что мил­ли­о­ны зри­те­лей ее ждут. Вско­ре ак­три­са за­яви­ла му­жу, что воз­вра­ща­ет­ся.

Ча­п­мен, безум­но лю­бив­ший же­ну, пред­ла­гал раз­вод и хо­ро­шее на­след­ство, лишь бы она оста­лась, и он мог хоть из­ред­ка ви­деть­ся с ней. Но Ка­ра­ва­е­ва бы­ла непре­клон­на.

Те­атр од­но­го ак­те­ра

1950 год. Воз­вра­щать­ся в СССР бы­ло опас­но — шла вто­рая вол­на ре­прес­сий. Но Ка­ра­ва­е­ву это не оста­нав­ли­ва­ло. Она неустан­но пи­са­ла пись­ма на до бо­ли зна­ко­мый адрес. И слу­чи­лось чу­до: ей при­шел от­вет. «На­пи­ши­те, как вы рас­ка­и­ва­е­тесь, что уеха­ли из СССР, как вам пло­хо жи­вет­ся в ка­пи­та­ли­сти­че­ской стране», — гла­си­ло со­об­ще­ние. И она на­пи­са­ла. Да так, что смог­ла вер­нуть­ся на ро­ди­ну. Од­на­ко в Моск­ву Ка­ра­ва­е­вой при­е­хать не поз­во­ли­ли, со­слав ее в род­ной Выш­ний Во­ло­чек.

В мест­ном те­ат­ре Ва­лен­ти­ну бо­го­тво­ри­ли, но ей это­го бы­ло ма­ло, и очень ско­ро, на свой страх и риск, она вер­ну­лась в сто­ли­цу, где сно­ва оби­ва­ла по­ро­ги ки­но­сту­дий. Тщет­но.

Ес­ли рань­ше ре­жис­се­ров оста­нав­ли­вал шрам, то те­перь все бо­я­лись свя­зы­вать­ся с эми­грант­кой.

Вско­ре по­сле при­ез­да в Моск­ву ак­три­су вы­зва­ли в Ми­ни­стер­ство ино­стран­ных дел. Пер­вой мыс­лью бы­ло то, что ее вы­сы­ла­ют из стра­ны за непо­слу­ша­ние. Од­на­ко де­ла об­сто­я­ли ина­че: быв­ший су­пруг Ва­лен­ти­ны по­гиб в ав­то­ка­та­стро­фе, и его ро­ди­те­ли пи­са­ли быв­шей невест­ке, что от­ка­зы­ва­ют­ся вы­пла­чи­вать мно­го­мил­ли­он­ное на­след­ство, ко­то­рое ей по­ла­га­ет­ся. Ак­три­са, не раз­ду­мы­вая, под­пи­са­ла все от­каз­ные до­ку­мен­ты. Ей не нуж­ны бы­ли день­ги. Толь­ко сла­ва и при­зна­ние.

В 1951-м Ка­ра­ва­е­ва без­успеш­но пы­та­лась опуб­ли­ко­вать свой рас­сказ о жиз­ни на За­па­де «Мир, где нет зав­тра», через три го­да бы­ла от­кло­не­на ее за­яв­ка со сце­на­ри­ем филь­ма «Они не за­бы­ли» — про­дол­же­ние «Ма­шень­ки», позд­нее она пы­та­лась убе­дить Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры в том, что мо­жет по­ста­вить необыч­ный спек­такль, но его по­счи­та­ли бре­дом.

Аб­со­лют­ная невос­тре­бо­ван­ность до­ве­ла Ва­лен­ти­ну до от­ча­я­ния: прак­ти­че­ски без де­нег она ски­та­лась по де­ше­вым об­шар­пан­ным ком­му­наль­ным ком­на­там, а вско­ре пы­та­лась по­кон­чить с со­бой, но бы­ла спа­се­на, пе­ре­жив кли­ни­че­скую смерть.

В 1955 го­ду Ка­ра­ва­е­ва вновь на­пи­са­ла ми­ни­стру куль­ту­ры Ека­те­рине Фур­це­вой пись­мо, но те­перь уже про­си­ла вы­де­лить ей квар­ти­ру, лов­ко ма­ни­пу­ли­руя тем фак­том, что ее зна­ют мно­гие лю­ди из-за ру­бе­жа, и они бу­дут крайне удив­ле­ны то­му, в ка­ких усло­ви­ях жи­вет про­слав­лен­ная ар­тист­ка. Вско­ре ей бы­ла вы­де­ле­на од­нуш­ка на про­спек­те Ми­ра.

Ка­ра­ва­е­ву на­ко­нец при­ня­ли в Те­атр ки­но­ак­те­ра, а ко­гда его за­кры­ли, она пе­ре­шла в Те­атр име­ни Пуш­ки­на. Увы, из-за неснос­но­го ха­рак­те­ра (ко­то­рый она ни­как не же­ла­ла ме­нять) на сце­ну Ва­лен­ти­ну Ива­нов­ну не пус­ка­ли, по­это­му зар­пла­ту она по­лу­ча­ла ми­зер­ную. Как жен­щи­на гор­дая и свое­нрав­ная, ак­три­са го­во­ри­ла, что жи­вет в до­стат­ке и в день­гах не нуж­да­ет­ся, по­это­му за зар­пла­той в те­атр не при­хо­ди­ла — ее на дом при­но­си­ли ку­рье­ры.

Шу­бы, пла­тья и дра­го­цен­но­сти, при­ве­зен­ные из Швей­ца­рии, Ва­лен­ти­на Ива­нов­на быст­ро рас­про­да­ла, оста­вив се­бе лишь па­ру на­ря­дов.

Лю­ди, встре­чав­шие Ка­ра­ва­е­ву на ули­це, ку­да она вы­хо­ди­ла крайне ред­ко, го­во­ри­ли, что вы­гля­де­ла она как ти­пич­ная ин­тел­ли­гент­ная ста­руш­ка. Убо­гость ее по­ло­же­ния вы­да­ва­ли лишь груст­ные гла­за и вет­хая одеж­да.

В 1964 го­ду ак­три­са по­лу­чи­ла пер­вое за 20 лет при­гла­ше­ние снять­ся в ки­но: Эраст Га­рин по­звал ак­три­су в свой фильм «Обык­но­вен­ное чу­до» на роль при­двор­ной да­мы Эми­лии.

Через два го­да Ва­лен­ти­на Ива­нов­на сыг­ра­ла в эпи­зо­де кар­ти­ны «Ве­се­лые рас­плю­ев­ские дни»: ее име­ни да­же нет в тит­рах. Боль­ше ни­ка­ких пред­ло­же­ний Ка­ра­ва­е­вой не по­сту­па­ло. Тем не ме­нее ар­тист­ка ре­ши­ла: во что бы то ни ста­ло снять­ся в глав­ной ро­ли в филь­ме сво­ей меч­ты. Сде­лать это мож­но бы­ло един­ствен­ным спо­со­бом: снять кар­ти­ну са­мой.

Ва­лен­ти­на Ива­нов­на про­да­ла по­след­нее, что бы­ло в ее квар­ти­ре, и на вы­ру­чен­ные день­ги ку­пи­ла необ­хо­ди­мое обо­ру­до­ва­ние.

«Лю­би­тель­ская ка­ме­ра и 16-мил­ли­мет­ро­вая плен­ка. Она иг­ра­ла, про­яв­ля­ла от­сня­тое, про­смат­ри­ва­ла на про­ек­то­ре и с уче­том оши­бок иг­ра­ла за­но­во. И так всю жизнь, по­ни­ма­е­те?» — де­лил­ся впе­чат­ле­ни­я­ми ре­жис­сер Ге­ор­гий Па­ра­джа­нов, сняв­ший о Ка­ра­ва­е­вой фильм на ос­но­ве тех са­мых за­пи­сей, ко­то­рые ему уда­лось вос­ста­но­вить по­сле по­то­па. Мно­гие счи­та­ли Ва­лен­ти­ну Ива­нов­ну су­ма­сшед­шей, Ге­ор­гий же на­зы­вал ее стран­ной: «Ко­му ну­жен нор­маль­ный ак­тер? Ко­му ну­жен нор­маль­ный ху­дож­ник? Как ска­зал Аль­бер Ка­мю, ''ис­кус­ство — это бунт пе­ред дей­стви­тель­но­стью'', а Ка­ра­ва­е­ва бы­ла од­ной из немно­гих, ко­то­рая бун­то­ва­ла».

Бун­то­ва­ла, на­до при­знать­ся, Ва­лен­ти­на Ива­нов­на по­сто­ян­но. В 1970-х ей пред­ло­жи­ли ра­бо­ту ак­три­сой дуб­ля­жа. Хрип­ло­ва­тым го­ло­сом Ка­ра­ва­е­вой го­во­ри­ли ге­ро­и­ни Мар­лен Дит­рих, Гре­ты Гар­бо, Бетт Дэ­вис, Да­ни­эль Да­рье.

Од­на­ко бу­дучи ар­тист­кой свое­нрав­ной, Ва­лен­ти­на Ива­нов­на не про­сто озву­чи­ва­ла за­ру­беж­ных кол­лег, а вся­че­ски ста­ра­лась их пе­ре­иг­рать с по­мо­щью од­ной лишь ин­то­на­ции.

В кон­це кон­цов, ки­но­про­кат­чи­ки уста­ли от по­сто­ян­ных раз­бо­рок и уво­ли­ли ак­три­су. Так, у Ка­ра­ва­е­вой оста­лась толь­ко ее «Чай­ка». Бо­лее 20 лет Ва­лен­ти­на Ива­нов­на бы­ла и ре­жис­се­ром, и ак­три­сой, и са­мым пре­дан­ным сво­им зри­те­лем. Ее меч­та сбы­лась: она иг­ра­ла Ни­ну За­реч­ную в ки­но, все боль­ше и боль­ше по­гру­жа­ясь в об­раз. Ки­но­плен­ка фик­си­ро­ва­ла ста­ре­ние ак­три­сы: вот она в 50 лет, 60, 70…

Ва­лен­ти­на Ка­ра­ва­е­ва умер­ла в кон­це де­каб­ря 1997 го­да в сво­ей квар­ти­ре. Ни­кто бы и не за­ме­тил кон­чи­ны ве­ли­кой ак­три­сы, ес­ли бы дом, в ко­то­ром она жи­ла, не за­то­пи­ло. Обес­по­ко­ен­ная со­сед­ка за­ме­ти­ла, что из квар­ти­ры вот уже несколь­ко дней не слыш­ны го­ло­са, кро­ме то­го Ка­ра­ва­е­ва — един­ствен­ная, кто не за­явил об ущер­бе от за­топ­ле­ния. Дверь ре­ше­но бы­ло взло­мать: Ва­лен­ти­ну Ива­нов­ну на­шли ле­жа­щей на по­лу. В ле­дя­ной во­де. В гри­ме и сце­ни­че­ском ко­стю­ме.

По­всю­ду пла­ва­ли ли­сты бу­ма­ги, на­ря­ды, мет­ры ки­но­плен­ки, а над го­ло­вой мерт­вой жен­щи­ны пор­ха­ла са­мо­дель­ная бе­лая пти­ца из про­во­ло­ки, бу­ма­ги и пе­рьев — чай­ка…

Квар­ти­ра Ка­ра­ва­е­вой бы­ла по­хо­жа на ми­ни-па­ви­льон: кух­ня бы­ла гри­мер­кой, в ком­на­те из ме­бе­ли сто­ял лишь топ­чан, осталь­ное про­стран­ство слу­жи­ло ак­три­се сце­ной, од­на из стен бы­ла за­ве­ша­на чер­ной тка­нью — там Ва­лен­ти­на Ива­нов­на от­с­мат­ри­ва­ла свои ра­бо­ты с по­мо­щью до­по­топ­но­го про­ек­то­ра. В по­след­ние го­ды она жи­ла аб­со­лют­ным от­шель­ни­ком, по­это­му род­ные узна­ли о ее смер­ти толь­ко из га­зет.

При этом нель­зя ска­зать, что про ак­три­су все за­бы­ли: лю­ди, свя­зан­ные с те­ат­ром и ки­но, как мог­ли, про­тя­ги­ва­ли ей ру­ку по­мо­щи. Вос­тре­бо­ва­на Ва­лен­ти­на Ива­нов­на бы­ла и у муж­чин. 15 лет про­дол­жал­ся ее ро­ман с же­на­тым пол­ков­ни­ком по име­ни Алек­сандр Кон­стан­ти­но­вич: они по­зна­ко­ми­лись еще до вой­ны, за­тем Ка­ра­ва­е­ва вы­шла за­муж и эми­гри­ро­ва­ла, а по ее воз­вра­ще­нии они сно­ва на­ча­ли встре­чать­ся. Рас­ста­ва­ние ока­за­лось бо­лез­нен­ным и слож­ным. Впо­след­ствии бы­ло нема­ло дру­гих муж­чин (по вос­по­ми­на­ни­ям со­сед­ки, за ак­три­сой уха­жи­вал да­же Вла­ди­мир Ма­я­ков­ский), но ни­кто из них не за­дер­жал­ся в жиз­ни Ва­лен­ти­ны Ива­нов­ны. И до­жи­ва­ла она свой век в оди­но­че­стве. По­сле смер­ти лич­ные ве­щи Ка­ра­ва­е­вой бы­ли пе­ре­да­ны в Му­зей ки­но.

Пе­рей­ти к об­суж­де­нию

Ис­точ­ник: woman.ru

Воскресенье 18 Августа 2019 22:06 / Новости / Шоу-бизнес

<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: караваева, валентина, караваевой, актриса

:

Модная идея ко Дню святого Валентина – наряд с бантом

Романтический образ  в День святого Валентина можно создать не только при помощи сердечек и красного или розового цветов. Можно просто добавить к наряду одну очень трендовую деталь – бант. Christopher Kane, Lanvin, Chloé Банты в сезоне 2013 покорили как подиумы (Chloe, Lanvin и Christopher Kane), так и сердца звездных модниц. Можно носить бант как аксессуар в голове, так делает Керри Вашингтон. Платья с изящным бантом на поясе предпочитают Зои Дешанель, Марион Котийяр и Минка Келли. Так что продумывая свой образ на День святого Валентина, возьми на вооружение эту очаровательную деталь. Керри Вашингтон, Фелисити Джонс, Зои Дешанель Минка Келли, Марион Котийяр, Каролин Сибер Источник: dress-code.com.ua
>>





© 2011 - 2021 ladiesnews.net